Тиреотоксикоз и реакции стресса

Общеизвестно, что в состав гормонов щитовидной железы входит йод и на состояние структуры и функции щитовидной железы оказывает влияние содержание йода в пище. Так, в горных местностях, где продукты питания содержат мало йода, широко распространен зоб - разрастание тканей щитовидной железы. Избыточный прием йодистых препаратов (даже минеральных ванн с повышенным содержанием йода) приводит к усилению функции щитовидной железы - тиреотоксикозу.

Казалось бы, решение проблемы заболеваний щитовидной железы лежит на поверхности: при повышении ее функции - уменьшать йод в пище, а при повышении - увеличивать. Оказалось, что все не так просто. В упомянутых горных местностях встречаются случаи гипертиреоза (хотя йода в пище мало), а при увеличении в пище йода гипертиреоз развивается далеко не у

всех.

Со времени открытия Гансом Селье феномена стресса все непонятное в механизмах патогенеза относят на его счет. Реальный же стресс, вызывая с помощью адреналина повышение кровотока и усиленную подачу в железу сырья (йода), вызывает только один пик подъема гормонов щитовидной железы, а затем - сырья нет и уровень гормонов падает, а гипофиз с помощью тиреотропного гормона только продолжает «мучить» железу, вызывая развитие зоба (М.Я.Жолондз).

Стресс (по Селье) - совокупность стереотипных, филогенетически запрограммированных, неспецифических реакций организма, готовящих его к физической активности. Эти реакции могут быть вызваны любым фактором (химическим, физическим, психологическим, социальным), нарушающим целостность организма (или воспринимаемым подсознательно как таковыми).

Реакции осуществляются через симпатоадреналовую и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую системы. У.Кеннон писал: «При боли, голоде, ярости, страхе (позднее отнесенных к стрессовым состояниям) концентрация адреналина увеличивается».

Селье описал 3 стадии стресса: мобилизация (тревога), повышение резистентности, истощение (восстановление).

Гаркави, Кеакина, Уколова полагают, что в зависимости от силы раздражителя наблюдаются три типа адаптационных реакций: 1) тренировки; 2) ак-

тивации; 3) стресса. Для стрессовых реакций характерно переключение с пластических реакций на энергетические, т.е. с парасимпатической реакции на симпатическую.

Мы предлагаем расположить реакции стресса и адаптации в порядке чередования реакций преодоления препятствия. Таким образом, первой реакцией будет мобилизация (тревога), по Селье. Вторая реакция - тренировки, по Гаркави, на этой стадии организм «вспоминает» реакции на подобные ситуации (смирение), которые успешно и часто (тренировки) применялись в прошлом. Третья реакция - активации, по Гаркави, на этой стадии активируются механизмы адаптации, что возможно только при капитуляции гормонов действия (дофаминов) и включения гормонов подавления (глюкокорти-коидов). Четвертая стадия - повышение резистентности, по Селье, концентрация восстановительных сил. Пятая стадия - восстановление, по Селье, -преодоление препятствия, вызвавшего весь описанный цикл приспособительных изменений.

При стрессе количество гормона Т4 в крови несколько увеличивается не за счет усиления производства, а за счет освобождения части плазмы, связанной с белками и предназначенной для «общих» нужд организма (повышения окисления). При кратковременном воздействии тироидная система активизируется (поддерживается активность коры надпочечников, глюко-кортикоиды которой, подавляя иммунитет, снимают воспаление). При длительном воздействии активность снижается, так как при интенсивном обмене быстро истощаются резервы.

Итак, йод есть, стресс есть, а тиреотоксикоза может не быть. Все симптомы тиреотоксикоза связаны с избыточным потреблением кислорода клетками и тканями. Тироидные гормоны (при поступлении в клетку Т4, отщепляя йод, превращается в ТЗ, который в 5 раз активнее, хотя и продолжительность его жизни в 5 раз короче - 1 сутки) являются «проводниками» кислорода внутрь клетки, к ее энергорасходующим структурам.

Наличия или отсутствия сырья (йода) и команды на производство гормона в виде стресса недостаточно для того, чтобы нарушить механизмы нормальной жизнедеятельности организма и вызвать болезнь. Значит, должны существовать какие-то компенсационные механизмы, действующие в качестве буфера, т.е. уменьшающие или увеличивающие потребление тироидных гормонов одними тканями с тем, чтобы их потребление органами-мишенями оставалось на неизменном уровне. Это органы, на энергообеспечение которых с помощью увеличенного потребления кислорода в наибольшей степени влияют тиреотропные гормоны. В ходе эксперимента было определено, что это печень, почки, гипофиз и диафрагма. На энергообеспечение миокарда.

скелетной и гладкой мускулатуры эти гормоны влияют в меньшей степени, а на мозг, яички, селезенку - практически не влияют.

Среди органов-мишеней только печень может оказать влияние на потребление и выведение тиротропных гормонов (соответственно и йода). В нормально функционирующем организме она способна, переходя с режима окислительного фосфорилирования на режим перекисного окисления и наоборот, увеличивать или уменьшать потребление тироидных гормонов. Только печень способна недопотреблять Т4 и тем самым недовыделять его из организма и не снижать его уровень в крови. При этом печень постоянно стремится восстановить вынужденно уменьшенное потребление Т4 и вынужденное им уменьшение потребления кислорода. Этим она сразу же снижает уровень Т4 в крови, тем самым включая ИГ и угрожая входом в колебательный режим. Тогда Высшая Нервная Система через блуждающий нерв ограничивает восстановление потребления Т4 печенью. Возникает быстро затухающий модулированный процесс, который заканчивается выходом на некоторое свое среднее значение потребления Т4 печенью, «тихая» йодная гормональная недостаточность распространяется по всему организму.

Таким образом, ценой энергетически невыгодных условий работы печени сохраняется обычный уровень гормонов в крови, что дает возможность нормально функционировать гипофизу (регуляция эндокринной системы в целом за счет включения коллатералей и усиленной выработки гормонов), диафрагме (дыхание и другие ее функции), почкам, миокарду и т.д. Уменьшается количество йода в пище - печень уменьшает потребление и выведение тироидных гормонов, увеличивается содержание йода и атакуют стрессы - увеличивается потребление и выведение - болезни нет!

Избыток гормонов вызывает усиление «производственной» (желчь) и ослабление «складской» деятельности печени. Жиров хотя и много, но это не склад, а цеховой запас, нужный для активного производства. И это не дает возможности накапливать гликоген. Это тиреотоксический инсулинонезави-симый диабет 2-го типа, связанный с избыточным всасыванием йода.

Если на фоне диабета 1-го типа - тиреотоксикоз, результат - тяжелый сочетанный диабет 1-го и 2-го типов одновременно.

Каковы же механизмы декомпенсации, почему не включается спасительная печень? Ответ на этот вопрос может дать успешная практика в областях, далеких от хирургического или фармакологического воздействия на щитовидную железу.

Специалисты по акупунктуре получают хорошие результаты при лечении тиреотоксикоза, активно снижая напряжение парасимпатической системы. Это совпадает с данными о том, что блуждающий нерв угнетает функцию щи-

говидной железы. Вместе с тем, основным стимулятором активности железы является уровень йода в крови, следовательно, этот механизм воздействия не может быть основным. Остается предположить, что парасимпатическая система является проводником центральных влияний, заставляющих печень работать в режиме, при котором она мало расходует тироидные гормоны и поддерживает их сверхвысокий уровень в крови. Это заставляет работать в сверхрежиме гипофиз (результат - повышение основного обмена), диафрагму (учащенное дыхание), миокард (тахикардия, экстрасистолы, пароксиэ-мальная тахикардия), скелетную мускулатуру (тремор) и т.д.

Успешно влияют на компенсацию механизмов оксигенации и психотерапевты, воздействуя на излишне тревожные черты личности пациента - на его катастрофические установки мышления. В связи с этим возникает вопрос: часто сопровождающая тиреотоксикоз раздражительность является причиной заболевания или его следствием?

Зоб вызывает у больного неосмысливаемую им раздражительность, «целебную» для больного, о чем свидетельствует статистически достоверное снижение заболеваемости в годы войны. При стрессе больные получают облегчение от снижения Т4 в крови, от уменьшения его потребления органами-мишенями и от снижения гиперфункции щитовидной железы - тройная выгода от возбуждения этих больных. Поясним эту мысль: адреналин усиливает выработку гормонов (непосредственно и через гипоталамус-гипофизарную систему), но не надолго. Затем йод не поступает, а печень благодаря симпатическим влияниям усиливает потребление и уменьшает выведение тироид-ных гормонов. Все это приводит к снижению уровня гормонов в крови, и симптомы заболевания исчезают или проявляются в меньшей степени. При гипотиреозе все наоборот - стрессовые реакции, снижая и так низкий уровень гормонов в крови, ухудшают течение заболевания.

Получается, на первый взгляд, парадоксальная ситуация: тревога ослабляет процесс потребления тироидных гормонов (и тем самым кислорода) печенью, а гнев (раздражительность) - усиливает. Этот парадокс легко объясняется в рамках системы чередования реакций на препятствие.

Тревога включает парасимпатическую реакцию максимального поглощения всего, что есть в пище, в том числе йода. Поступающее в избыточном количестве сырье (йод) заставляет щитовидную железу избыточно производить гормоны. Если этим все ограничится, печеночный механизм компенсации, включившийся в процесс путем усиленного потребления гормонов, ликвидирует их избыток. Однако, если тревога нарастает, реакция накопления переходит в следующую - капитуляцию, минуя реакцию смирения. Включается более архаичный (менее выгодный) механизм функционирования гепа-

тоцитов печени, они экономят тироидные гормоны вместо того, чтобы их расходовать. Эта явно неадекватная реакция приводит к повышению уровня гормонов в крови, вслед за которым разыгрывается клиническая картина болезни.

Первый акт этой драмы разыгрывается в фазе накопления из-за тревоги (усиление всасывания), второй - в фазе капитуляции из-за страха, третий - в фазе концентрации, в которой печень путем механизма экономичного использования гормонов щитовидной железы повышает их концентрацию в крови. Фаза принятия пропускается, а в фазе преодоления препятствия -«фантомный» вариант (непродуктивный сброс энергии) (рис. 21).

По данным Бориса Любана-Плоцца, ситуация болезни часто характеризуется тем, что гипертиреоз развивается вследствие сильных переживаний и острых жизненных трудностей, при наличии конституциональной расположенности и соответствующих внутрисемейных отношений в раннем детстве больного. Смерть близких, несчастные случаи, переживания, потери могут служить пусковыми моментами или вызывать рецидив уже стабилизированного гипертиреоза.

Справка: Любан-Плоцц Борис - швейцарский психотерапевт, президент Международного Балинтовского центра, главный вдохновитель труда нескольких авторов - книги «Психосоматические расстройства в общей медицинской практике».

И в случаях отсутствия очевидно провоцирующих или усиливающих заболевание событий анализ тщательно собранных данных почти всегда показывает, что больные практически постоянно находятся в трудной, напряженной жизненной ситуации.

КАРТИНА ЛИЧНОСТИ

У таких больных наблюдается готовность постоянно перевыполнять свои задания. Похоже, что этих больных в детстве принуждали к тому уровню самостоятельности, справиться с которым они не были готовы, будь то ранняя потеря матери, развод или ссоры родителей, преждевременное участие детей в родительских конфликтах или воспитание младших сиблингов. Пациенты чаще всего являются старшими в семьях, в которых растут несколько детей. Они производят впечатление личностной зрелости, которая, однако, не всегда адекватна ситуации и с трудом скрывает слабость и страх перед половой жизнью взрослых, перед расставанием либо собственной ответственностью или вообще перед необходимостью выжить. Их фантазии заполнены умиранием и смертью. По Александеру (1951), гипертиреоидный больной - человек, «пытавшийся выдержать всю его жизнь борьбу со своим страхом».

Рис 21. Тиреотоксикоз

Стремление к социальному успеху, к труду и ответственности у больных является, по-видимому, функцией самоуспокоения. «Контрафобические» черты устанавливаются в более чем двух третях случаев, отрицание и вытеснение страха - в более одной трети. У четырех пятых больных отмечается в течение всей жизни стремление непременно выдвинуться, с доводящим до изнеможения обязательством успеха. У женщин это проявляется в повышенной потребности производить на свет детей и по возможности сверх этого усыновлять чужих детей (Brautigam, Christian, 1973).

Приведенный обзор литературы подтверждает нашу мысль о том, что гипертиреоз является следствием неосознанного предпочтения поведения, характерного для реакций накопления (тревога) и капитуляции (страх). Дальнейшее продвижение процесса к стадии «фантомного» преодоления препятствия (проявлением которого на уровне тела является тремор и усиление основного обмена, а на уровне поведения - гнев и раздражительность) уже само по себе способно принести временное облегчение. Предпочтения эти закрепились как стереотипы еще в детстве, когда в качестве алгоритмов были приняты драйверы: «Будь лучшим!» или «Радуй других!» (Стюарт и Джеймс. Современный трансактный анализ, 1997).

По Пезешкиану, при заболеваниях щитовидной железы особо развита сфера деятельности. Сферы контактов и тела полностью определяются стремлением к успеху и достижениям. Концепции в области деятельности можно представить примерно так: «Ты можешь справиться сам. У нас много других забот!» Их состояние характеризует история-напутствие:

В одной персидской истории рассказывается о путнике, который с великим трудом брел, казалось, по бесконечной дороге. Он весь был обвешан всякими предметами. Тяжелый мешок с песком висел у него за спиной, туловище обвивал толстый бурдюк с водой, а в руках он нес по камню. Вокруг шеи на старой, потрепанной веревке болтался старый мельничный жернов. Ржавые цепи, за которые он волок по пыльной дороге тяжелые гири, обвивались вокруг его ног. На голове, балансируя, он удерживал наполовину гнилую тыкву. Со стонами он шаг за шагом продвигался вперед, звеня цепями, оплакивая свою горькую судьбу и жалуясь на мучительную усталость.

В палящую полуденную жару ему повстречался крестьянин. «Оусталый путник, зачем ты нагрузил себя этими обломками скал?» - спросил он. «Действительно, глупо, - ответил путник, - но я до сих их не замечал». Сказав это, он далеко отшвырнул камни и сразу почувствовал облегчение. Вскоре ему повстречался другой крестьянин: «Скажи, усталый путник, зачем ты мучаешься с гнилой тыквой на голове и тащишь за собой на цепи такие тяжелые железные гири?» - поинтересовался он. «Я очень рад, что

ты обратил но это мое внимание. Я и не знал, что утруждаю себя этим». Сбросив с себя цепи, он швырнул тыкву в придорожную канаву, и она развалилась но части. И вновь он почувствовал облегчение. Но чем дальше он шел, тем сильнее страдал. Крестьянин, возвращавшийся с поля, с удивлением посмотрел на путника: «О усталый путник, почему ты несешь за спиной песок в мешке, когда, посмотри, там вдали так много песка. И зачем тебе такой большой бурдюк с водой - можно подумать, что ты задумал пройти всю пустыню Кавир. А ведь рядом с тобой течет чистая река, которая будет сопровождать тебя на протяжении всего пути!» - «Спасибо, добрый человек, только теперь я заметил, что тащу с собой в пути». С этими словами путник открыл бурдюк, и тухлая вода вылилась на песок. Задумавшись, он стоял и смотрел на заходящее солнце. Последние лучи солнца послали ему просветление: он вдруг увидел тяжелый мельничный жернов у себя на шее и понял, что из-за него шел сгорбившись. Путник отвязал жернов и швырнул в реку так далеко, как только смог. Свободный от обременявших его тяжестей он продолжал свой путь в вечерней прохладе, надеясь найти постоялый двор.

Рекомендуемые способы психотерапевтического воздействия исходят из того, что и тревога, и страх, и гнев - эмоции необходимые. Вместе с тем, если они становятся доминирующими, их соматическая реализация проявляется в виде тиреотоксикоза. Механизмы проявления: усиление всасывания (это делает тревога) и переход на энергосберегающий обмен в печени (концентрация, включаемая страхом).

В уже упомянутом выше «Современном трансактном анализе» разрешение на выход из драйвера пациенту дает авторитетный для него терапевт из своего состояния «ребенка в ребенке». Это невербальное, в основе своей скорее интонационное, в очень располагающей, дружелюбной и веселой форме переданное сообщение о том, что он (пациент) уже сейчас без всяких дополнительных с его стороны усилий достоин любви и уважения.

Пезешкиан рекомендует, следуя 5-ступенчатой модели терапии, переместить внимание, а затем и поведение пациента в другие сферы жизни: способности реагировать телом, устанавливать новые контакты и получать от них удовольствие и способность фантазировать - уходить в свой внутренний мир.

Особый характер носит патогенез тахикардии и экстрасистолии при тиреотоксикозе. Избыточный уровень тироидных гормонов приводит к тому, что с их помощью кислород избыточно поглощается тканями (в частности, миокарда и Скелетных мышц). В результате вынужденно наступает реакция сокращения: тремор, тахикардия и экстрасистолия. Согласно нашим пред-

ставлениям, действия, лишенные смысла, - это проявления реакции экспансии в «фантомном» варианте. Следовательно, психотерапевтическая работа в этом случае должна быть направлена на смыслообразующие и целепола-гающие факторы с тем, чтобы от реакции бессмысленной демонстрации перейти к реакции осмысленной экспансии.

Итак, реакция тревоги переходит в реакцию страха, напряженность - в паралич. Затем паралич нормальной печеночной реакции поглощения тиро-идных гормонов приводит к возрастанию их уровня в крови. Высокая их концентрация заставляет «сбросить» энергию в фазе экспансии. Тиреотоксикоз - реакция сброса, вот почему двигательное (тремор, тахикардия и экс-трасистолия) и психоэмоциональное (вспышки раздражительности и гнева) улучшают состояние больных.

Наша «фирменная рекомендация» заключается в том, что находящемуся в трансе любого уровня пациенту «вращается» круг чередования реакций. В случае с тиреотоксикозом акцент ставится на моменте перехода от накопления к смирению. Очень важно, чтобы в этой реакции осуществлялось принятие своего прошлого рода, что достигается умением прощать. Вся симптоматика заболевания свидетельствует о том, что этот переход качественно не завершается и энергия вместо концентрации для последующего преодоления препятствия расходуется впустую. Работе в трансе предшествует рацио-нально-эмотивная терапия, по Альберту Эллису, или логотерапия, по Виктору Франклу. Теоретически здесь возможно отреагирование тревоги и страха с помощью телесно-ориентированных методов, но у нас такого опыта пока нет.






Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10

Тэги: