Психотерапия онкологических заболеваний

Нет смысла долго говорить о значении проблемы борьбы с раком: как его лечения, так и профилактики. Социальный смысл этой проблемы еще и в том, что часто мучительная для пациента и его родственников смерть от рака приводит к широкому распространению канцерофобии и фобии смерти вообще. Смерти боятся почти все, этот страх - основа инстинкта самосохранения, а вот панический ужас при каждой мысли о смерти и в связи с этим вытеснение подобных мыслей - основа для фобии личной и фобии в обществе.

С самого начала хотим подчеркнуть, что мы ни в коем случае не призываем отказаться от существующих хирургических, терапевтических или радиологических методов лечения. Разрушающее воздействие на атипические клетки, а еще лучше стимулирующее - на механизмы иммунной реакции на них, вне всякого сомнения, необходимо. Данные методы на наших глазах совершенствуются, и процесс этот никому не остановить.

Вместе с тем, наблюдения показывают, что есть еще «каналы» входа в эту сложнейшую голографическую систему - человек. Не воспользоваться возможностями воздействия через эти каналы - непростительная ошибка!

Начнем с характеристики защитных процессов, охраняющих нас от вторжения чужеродного генетического материала, порожденного мутациями клеток собственного организма. При таком невообразимо большом числе делений клеток, которое каждую секунду происходит в организме, ошибки в воспроизводстве составляющих клетку белков неизбежны. Для коррекции ошибок существует множество механизмов. Один из таких частных механизмов описан в книге Рональда Глассера «Человеческий организм - герой». При пересадке почки пациенту произошел редкий случай: несмотря на то, что было сделано все возможное, чтобы удостовериться в здоровье донора, почка с незамеченными раковыми очагами была пересажена человеку, который в течение некоторого времени принимал лекарства, подавлявшие его иммунную систему. После операции ему продолжали давать иммунодепрес-санты, чтобы, подавляя иммунитет организма, не допустить отторжения почки. Еще через несколько дней во время плановой рентгеноскопии грудной клетки больного была обнаружена опухоль. Еще день спустя аналогичная опухоль была обнаружена и в другом легком. В ходе срочной операции оказалось, что верхняя половина пересаженной почки стала в три раза больше,

чем нижняя. Анализ тканей разросшейся половины показал, что они полны злокачественных клеток. Врачи заключили, что новообразования в легких являлись метастазами. Удивление вызвала та скорость, с которой росли опухоли. Новообразования, для роста которых в нормальных условиях потребовались бы месяцы или даже годы, развились всего за несколько дней. Врачам не оставалось ничего иного, как перестать давать больному иммунодепрес-санты. За те несколько дней, в течение которых иммунная система пациента приходила в норму, новообразования в легких начали исчезать, а пересаженная почка стала уменьшаться в размерах.

Но как только организм больного перестал получать лекарства, врачам стало ясно, что, отторгая раковые клетки, он стал одновременно отторгать трансплантированную почку. У врачей не было выхода, они не могли подвергать пациента риску и, опасаясь возможности возвращения рака, больше не назначали лекарств, подавляющих иммунитет. Рак был побежден, но и почка оказалась отторгнутой. Ее удалили, и пациент был вынужден вернуться к постоянному гемодиализу. Он остался жив, и никаких признаков рака у него больше не наблюдалось.

Так подтвердилась теория сдерживания, согласно которой непрерывно появляющиеся раковые клетки подавляются механизмами иммунитета.

Мы не ставим здесь задачу подробно разобраться в современных взглядах на эти механизмы. Мы хотим выяснить: почему, страдая одним и тем же заболеванием, одни больные выздоравливают, а другие - умирают? Иногда пациенты, утверждавшие, что хотят жить, вели себя так, словно жизнь им была в тягость. Больные раком легких, например, не бросали курить, а те, у кого был рак печени, продолжали пить.

Некоторые смертельно больные люди, которых выписывали из больницы после минимального лечения, не надеялись, что доживут до следующей назначенной встречи, но они еще многие годы являлись раз в полгода или в год на очередное обследование и, вопреки всякой статистике, оставались в достаточно хорошей физической форме. Когда их спрашивали, чем они объясняют свое хорошее самочувствие, они отвечали примерно так: «Я не могу умереть, пока мой сын не закончит колледж», «Без меня вся работа остановится». В этих объяснениях красной нитью проходило убеждение - вера, что они имеют какое-то влияние на течение болезни.

Один из видов убеждения - ожидание результата. Это - надежда. Нет ожидания результата - появляется безнадежность. Этим же объясняется эффект плацебо. Люди с высоким ожиданием положительного результата получают облегчение.

Форма убеждения - это нечто вроде веры, убеждения часто не совпадают с реальностью, и пациент не знает, что есть реальность. Убеждения срастаются с «Моим Ты», как кожа с «Телом». Приведем пример из практики Абрахама Маслоу. Один из его пациентов был убежден, что он - труп. Тогда врач спросил у него, бежит ли у трупов при уколе кровь. Пациент ответил отрицательно, но когда его укололи иглой и кровь потекла, он сказал: «Оказывается у трупов кровь тоже бежит». Изменить убеждение любого человека- переубедить - трудно всегда, но особенно трудно это сделать, если*человек пережил травму предательства и «надел» маску «ригидного».

Психологические данные

Основываясь на обследовании 100 больных раком, Эванс делает вывод, что незадолго до начала развития болезни многие из них утратили значимые для них эмоциональные связи. Она считала, что все они относились к психологическому типу, склонному связывать себя с каким-то одним объектом или ролью (с человеком, работой, домом), а не развивать собственную индивидуальность.

Лешен выделяет у онкологических больных четыре основных момента:

1. Юность пациента была отмечена чувством одиночества. Слишком большая близость с другими людьми вызывала у них трудности и казалась опасной.

2. В ранний период зрелости эти пациенты либо установили глубокие, очень значимые для них отношения с каким-то человеком, либо получали огромное удовлетворение от своей работы.

3. Затем эти отношения или роль исчезли из их жизни. В результате снова наступило отчаяние.

4. Одной из основных особенностей этих больных было то, что их отчаяние не имело выхода, они переживали его «в себе».

Яркой особенностью студентов, заболевших раком, было глубокое переживание ими отсутствия близости с родителями. Они редко проявляли сильные чувства и обычно были в плохом настроении.

Как для мужчин, так и для женщин огромную роль сыграли потеря или угроза смерти матери, а для мужчин - человека, «заменяющего мать», например жены. Другим важным эмоциональным событием для женщин является наступление климакса или изменение домашних обстоятельств, а для мужчин - потеря работы или реальная возможность ее потерять, а также выход или приближение срока выхода но пенсию.

Одно из самых удивительных открытий в области онкологии было сделано при сравнении заболеваемости раком в различных группах больных.

находящихся в психиатрических лечебницах. Были обследованы две группы пациентов с разными формами шизофрении - кататонической и параноидной.

Кататония - больные изолируют и защищают себя от внешнего мира. Представители этой группы очень редко болеют раком. Больные с параноидным синдромом, наоборот, чрезмерно чувствительны к реакциям окружающих. Часто они подозревают, что все окружающие участвуют в заговоре против них. Уровень заболеваемости раком среди параноидных больных выше, чем среди обычных людей. Создается впечатление, что способность кататонических больных закрываться от внешнего мира каким-то образом защищает их от факторов, влияющих на развитие рака, тогда как у параноидных больных такой защиты нет. Ни одна из этих теорий сама по себе не может полностью обьяснить возникновение рака. Однако у них есть то общее, что подводит нас к пониманию одной из причин рака, а именно - подавление естественного механизма, защищающего организм от этого заболевания. Случай с кататонией показывает, что устойчивость этих механизмов зависит от степени воздействия окружающего мира. И в жизни мы видим, что «люди, которым все до лампочки», почти никогда не болеют раком.

Связь между голографическими частями просматривается и здесь: процессы идут одни и те же, а проявляются больше в какой-то одной из частей. Что это за процессы? В результате тяжелых потерь (человека, любимого дела, веры) после реакции накопления (в данном случае негативной информации и негативных эмоций) у человека может появиться один из видов страха (витальный, экзистенциальный - страх перед жизнью, ее сложностями и непредсказуемостью). Психотравмирующая ситуация продолжается, замены потере, нет и (!!!) человека охватывает чувство безнадежности (отчаяние). Надежда - это способность человека представлять себе в будущем нечто, что доставит ему удовольствие. Жить, не видя впереди ничего хорошего, «Мой Ты» не может, ведь «Мой Созидатель» и «Мой Разрушитель» могут жить только по принципу получения удовольствия. И поскольку психическая энергия может поступать из них только в виде либидо, то, лишенный надежды на удовольствие, «Мой Созидатель» перестает эту энергию подавать. «Мой Ты» принимает решение не жить. В этом случае включается разрушительная программа, программа самоуничтожения (мортидо). В теле эта программа реализуется снижением напряжения механизмов иммунитета. В легких случаях - это затяжные острые респираторные заболевания (скорее всего, это реакции демонстрации: «Смотри, мама, я могу умереть, если я не получу любви, тепла и внимания»). В тяжелых случаях - это полный отказ

механизмов иммунитета, формирование злокачественной опухоли. Поскольку фундаментальный разрушительный механизм в теле представлен апопто-зом, блокируются уравновешивающие его механизмы. Главная клетка, регулирующая иммунитет, - макрофаг - подает остальным иммуннокомпетентным клеткам команду: «пропустить раковую клетку!» Подавляются реакции накопления, принятия, концентрации и экспансии. Вся трагедия разворачивается в фазе капитуляции. В данной фазе страх (эмоция этой фазы), безнадежность включают механизм гомеостаза, свойственный этой фазе - апоптоз, прежде всего иммунных клеток. В фазе концентрации начинается безудержная пролиферация, как проявление агрессивного начала, непрерывно нарастает масса атипических клеток. Страх подавляет радость, прекращают выделяться гормоны радости - эндорфины, процесс идет только в двух фазах: капитуляции и демонстрации - «фантомный» вариант экспансии. «Тело» говорит всем окружающим демонстративным языком: «Смотрите, мне уже незачем жить. Моя программа закончена преждевременно, я в отчаянии, так как не вижу выхода!»

«Сознательный Я» утверждает, что делает все для того, чтобы жить: ведь он так нужен своим близким, своему делу, он так привязан ко всему, что его окружает. И вместе с тем, это - только маска, «Ты» решение принял и «Тело» приступило к его выполнению. Человек во всех его частях способен к изменениям. Может он изменить и свои убеждения, с трудом, но может. И вот под влиянием других людей, обстоятельств или собственной внутренней работы человек вновь обретает надежду. Появляется в его жизни новый человек или новое дело, для которых стоит жить. И вновь включается «Мой Созидатель», работают механизмы иммунитета - человек выздоравливает. Кто может знать, сколько раз каждый из нас, может быть, болел и выздоравливал. Ведь надежда могла возвратиться в тот момент, когда проявлений заболевания еще не было.

Но вот другая ситуация: заболевание обнаружено, диагноз болезни поставлен и, хотя надежда вернулась, она теряется вторично - если вначале отсутствовала надежда преодолеть психотравмирующую ситуацию, то теперь исчезает надежда избавиться от злокачественной опухоли. Если это двойная безнадежность, то она приводит к очень быстрой генерализации заболевания (рис. 24).

В людях живет такой сильный страх перед раком, что как только они узнают, что у них болезнь онкологического характера, очень часто это становится главной характеристикой этих людей. Человек может играть в жизни множество ролей: быть родителем, начальником, возлюбленным, может обладать какими угодно качествами - умом, обаянием, чувством юмора, но с этой минуты он становится «раковым больным». Вся его человеческая сущность вдруг заменяется одним - болезнью.

Рак свидетельствует о том, что где-то в жизни человека имелись нерешенные проблемы, которые осложнились или усилились из-за серии стрессовых ситуаций, произошедших в период от полугода до полутора лет до возникновения рака. Типичная эмоциональная реакция - ощущение своей беспомощности, отказ от борьбы - приводит в действие ряд физиологических процессов, которые подавляют естественные защитные механизмы организма и создают условия, способствующие образованию атипичных

клеток.

Мы утверждаем на основе собственных наблюдений и выводов других, прежде всего, американских психотерапевтов, что шансы на выздоровление онкологического больного во много раз увеличиваются, если благодаря воздействию врача в «Его Ты» появляется надежда.

Хирург входит в палату к пациенту, полностью уверенный, что он с его патологией справится. Он всем своим видом и демонстрацией большого числа клинических примеров, когда после его вмешательства пациенты полностью выздоравливают, вселяет в пациента надежду на выздоровление. Относит же все свои успехи он только на счет своего мастерства. Нет сомнения в том, что если будет проявлено сомнение в успехе, если будет сказано, что «я попытаюсь вам помочь», рассчитывать на выздоровление не приходится. Настоящий врач всегда, пусть часто неосознанно, применяет психосоматический подход.

Вы можете посчитать, что таким образом во врачей, их пациентов и родственников вселяется «неоправданная надежда», а утверждая, что человек способен повлиять на ход своего заболевания, им внушается вера в нереалистичные перспективы. Действительно, течение рака настолько отличается у разных людей, что мы никогда не осмелились бы давать какие-либо гарантии. Здесь всегда существует некоторая неопределенность, впрочем, как и при традиционном лечении. Однако мы считаем, что относится к неопределенности с надеждой вполне оправданно.

В работе Дилтса приводится пример: было взято 100 интервью у вылеченных от рака больных (10 лет без рецидивов при гистологически подтвержденном раке). Методы лечения были самые разные: хирургические, химиотерапия, радиология, фитотерапия, духовное лечение (двое пациентов лечились ваннами в священном источнике Лурда). Общим для всех пациентов было одно - вера в то, что проводимое лечение им поможет.

Вот еще одно подтверждение данной точки зрения. В 1950 г. кребиозен был широко разрекламирован в США как сенсационное средство, «излечи-

вающее» рак. Испытание этого препарата проводила Американская медицинская ассоциация, в частности доктор Клопфер.

У одного из пациентов доктора Клопфера было лимфосаркома - генерализованное, запущенное злокачественное новообразование с поражением лимфатических узлов. Когда пациент узнал, что доктор Клопфер участвует в испытаниях кребиозена, он стал просить назначить ему это лечение. Клопфер согласился, и пациент поразительным образом выздоровел. За очень короткий период опухоли сильно уменьшились, и он смог вернуться к нормальному образу жизни, вплоть до управления личным самолетом.

Но когда в средствах массовой информации стали появляться сведения об отрицательных результатах испытаний кребиозена, состояние нашего пациента резко ухудшилось. Клопфер, посчитав, что ситуация оправдывает применение необычных мер, сказал больному, что получил новую партию сверхочищенного и сверхсильного кребиозена, который будет более эффективен. На самом же деле пациенту стали делать инъекции дистиллированной воды. На этот раз выздоровление оказалось еще более удивительным.

Когда в печати были опубликованы новые данные по поводу кребиозе- 1 на, а именно, что «испытания, проведенные в государственном масштабе, показали, что кребиозен совершенно неэффективен против рака», этот пациент умер через несколько дней.

Для того чтобы переформировать убеждения, нужно знать, что они собой представляют в каждом конкретном случае. Самой трудной задачей будет восстановить надежду, потеря которой связана с потерей значимого человека или дела. Если человек сам сделать этого не мог, значит, он не видит выхода, не может заменить этот объект, не видит выбора в пользу другого человека или дела. Он не мыслит своей жизни без них, потерян экзистенциальный смысл, смысл существования. Дальше - мрак абсолютного одиночества, и от этого наваливается такой страх, что лучше не жить. Но убеждения не позволяют распорядиться своей жизнью сознательно, и тогда включается бессознательное «Мое Ты». Очень мягко, ненавязчиво, в недирективном трансе таким пациентам нужно с помощью образов-метафор внушить мысль о бесконечном разнообразии жизни, о многих смыслах ее отдельных моментов, мысль о ценностях познавания и переживания. В логотерапии Франкла четко показано, что ценности созидания, которые пациент считает утраченными, не единственные. Разбудить в пациенте любопытство - это уже шанс к успеху.

Характер работы с отчаянием первого рода (потеря смысла существования) отличается от работы с отсутствием надежды на выздоровление. Это связано с тем, что первое находится за гранью осознавания (глубинная про-

блема), а вторая - вполне конкретна. В этой связи первая проблема по желанию пациента должна быть выведена на уровень осознавания. Отношение к психотравме следует подвергнуть анализу, а затем недирективным путем (например, вращая круг У Син) добиваться результата в виде универсальной последовательности чередования реакций. Здесь будут очень уместны все метафоры с возрождением, пробуждением жизни, с весной - это все символы реакции концентрации, к которой пациенту нужно перейти на утонченном уровне воли. Здесь также будут уместны воздействия разными оттенками зеленого цвета, особенно салатным и изумрудным. Будут полезны рассказы о жизни людей, которые нашли в себе силы вернуться к жизни в самых безнадежных ситуациях (Суворов - доктор психологических наук, американка Элен Кеплер - педагог и поэтесса - оба слепоглухонемые).

Бывает, что пациент окончательно и даже осознанно принял разрушительную программу. В этих случаях ни о чем догадываться не придется: он сам расскажет вам о том, что жизнь после такого-то события потеряла для него смысл. Это его выбор. По всей видимости, если решение осознанно, к нему нужно отнестись с уважением. Впрочем, это - исключение. В большинстве же случаев решение будет неосознанным, тогда и терапевтам, и родственникам нужно предпринять все, чтобы как можно быстрее вернуть надежду, хотя бы в виде любопытства.

Зная механизмы психосоматических взаимодействий, мы можем выстроить модель их психотерапевтической коррекции. Эффективность лечения можно многократно повысить, если целенаправленно вести работу по восстановлению надежды. Базой для этой работы являются любовь, вера, прощение себя и других, воля. Поскольку все эти качества - качества неосознанного, большей частью, по утверждению Ассаджиоли, Сверхсознательного, т.е. «Сверх Я», работать с ними на рациональном уровне практически бессмысленно. Поэтому терапевтической задачей является доступ к механизмам бессознательного, для чего необходимо использовать трансовые и метафорические способы воздействия.

Рациональная работа необходима для того, чтобы убедиться, что слова, произносимые терапевтом, вызовут у пациента направленные на восстановление надежды ассоциации, другими словами, приступая к трансовой работе, нужно предварительно создать общий язык.

В ходе работы, направленной на возрождение надежды на выздоровление, богатый опыт американской школы психотерапевтов рекомендует визуализацию опухоли и способов уничтожения ее. Эта новая безнадежность

исходит из представления о раке, существующее сегодня в обществе, которое можно свести к следующему:

1. Рак означает смерть.

2. Рак нападает на человека извне, и бороться с ним невозможно.

3. Лечение, будь то радиотерапия, химиотерапия или оперативные методы, всегда переносится с большим трудом, редко приводит к хорошим результатам и часто сопровождается нежелательными побочными эффектами.

Задача терапевта на этом этапе болезни - заменить отрицательные установки общества положительными:

1. Рак не обязательно смертелен.

2. Собственные внутренние ресурсы организма могут бороться с раком, чем бы он ни был вызван.

3. Лечение может быть союзником внутренних ресурсов организма.

Чтобы больной мог изменить свою идентичность (понимание, кто он такой) или ограничивающие убеждения (понимание, на что он способен) он должен:

1) знать, как это делать;

2) чувствовать убежденность относительно того, какой результат будет получен;

3) быть убежденным в том, что изменения возможны.

Обещания себе часто не приносят пользы потому, что стратегия получения чувства не имеет ничего общего с тем, что человек говорит себе. Ведь говорит «Сознательный Я», а чувство рождается эмоцией в виде образа «Моего Ты». Часто люди получают чувство из внутренних образов; полезно знать, какого вида эти изображение. Необходимо иметь больше количественной поведенческой информации. Важнее знать, что менять, чем - как.

В детстве мы утверждаем, что событие произошло в действительности, а на самом деле это был сон или фантазии. И сейчас мы часто утверждаем, что что-либо говорили, а на самом деле только хотели сказать. Наш мозг не видит разницы между выдуманным и пережитым опытом.

Дилтс пишет: «Чтобы изменить поведение, я должен подняться над ним, оценить его и руководить изменениями с уровня способностей. Чтобы изменить способность, я должен подняться на уровень убеждений - веры в то, что я могу это сделать. Чтобы изменить убеждение (с «я не могу» на «я могу»), необходимо подняться на уровень идентичности - стать другим. А чтобы стать другим, нужно подняться куда-то выше - уровень духовный». Это-миссия. ff

Доказано, что излечение от многих страшных болезней требует глубинного изменения личности, для того чтобы обрести смысл жизни и желание жить. Это не обязательно религия, но обязательно - мировоззрение. Инте-

ресное совпадение- в медицине исчезновение симптомов болезни носит название «ре-миссия».

Когда человек разрушает чувство неудачи, он должен с уровня способностей «я не могу» подняться как можно выше - «я не могу, потому что это не мое», и еще выше: «если я сделаю это, то это буду не я». Разрешить своему «Я» стать другим можно только с уровня духовности. И если неудача привела человека к тому, что он осознал влияние более высокого уровня -

это не неудача, это - успех.

Когда Иисуса спросили о важнейшей из заповедей, он не сказал: «Не делайте того-то и того-то», он сказал: «Возлюби Господа своего всем сердцем своим, всем умом своим, всей душой своей и всеми силами своими». Духовная цель - Господа, всем сердцем - убеждения, всем умом - способности, всей душой - идентичность и всеми силами - поведение. Это - выравнивание всех уровней. Вторая заповедь Христа: «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Это умение принять и видение мира другого человека и дорожить им. Но если я раздираем конфликтами и сам себя ненавижу, то я буду относиться к своему ближнему так же, как к себе - с ненавистью. Иными словами, важнее всего внутренний покой- Внутренняя Конгруэнтность (полное совпадение того, что я чувствую, с тем, что я думаю, говорю и делаю).

Нам стоит заглянуть в себя, вспомнить тяжелое испытание и найти в себе ту самую личность или то убеждение, которое приказало: «Дерзай». И как сказал Иисус: «Имеющий веру в малое, имеет и в большое». Данный опыт и стратегию, которая за ним стоит, можно «заякорить» и использовать эти ресурсы в других случаях жизни. Нужно искать ресурсы, например, дружбу с человеком, на которого вы не очень рассчитывали, а он вас выручил. Приятные воспоминания детства - велосипед, научивший сохранять равновесие и давший ощущение полета.

Всех нас держат в определенных поведенческих рамках неосознанные нами убеждения. Когда у человека обнаруживают серьезную болезнь, он впервые в жизни разрешает себе многое такое, что никогда бы не допустил, будь он здоров.

Под страхом смерти начинают... жить

(Интервью доктора Верни Сигеля Александру Блэр-Эварту)

Справка: Сигель Берии - американский врач, сторонник нового направления в медицине, которое получило название «Самоисцеление».

- Как найти толчок, пробуждающий в людях интерес к себе?

- Думаю, мне удастся вас расшевелить, если я скажу, к примеру, что через полгода вы умрете от СПИДа или рака. Конечно, это сообщение может подействовать на вас так, что вы не проживете и недели. Однако в большинстве случаев стоит лишь напомнить о возможной близости смерти, чтобы человек открыл вдруг в себе невероятные способности и буквально бросился применять их - просто потому, что «времени больше не будет». Это напоминание жестоко, но другого пути, по-моему, нет. Люди часто говорят: «Я ненавижу свою работу, хотя занимаюсь ею уже 15 лет», «Я никогда не хотел быть юристом», «Профессия врача не для меня», «Моя семейная жизнь убивает меня». Когда эти люди узнают, что они неизлечимо больны, они в большинстве своем вовсе перестают ходить на работу. И это не значит, что они стали эгоистами. Они рассуждают так: «Я никогда не хотел быть юристом. Я ненавижу свою работу. Зачем же я туда пойду? Не пройдет и года, как я умру. Так лучше я займусь тем, что меня радует. Я исправлю свою семейную жизнь. Я вернусь в колледж. Я буду играть на скрипке». Спустя год они говорят: «Знаете, а ведь я не умер. Доктор говорит, что моя опухоль исчезла. Странно, что же произошло?» На самом деле они хорошо понимают, что произошло: они начали жить, и одним из побочных результатов этого стало их выздоровление.

- То есть, чувствуя, что жизнь не приносит счастья, нужно немедленно изменить ее, хотя бы для предотвращения болезни?

-Да. Это условие долгой, здоровой жизни. Но, заметьте, я не призываю стать эгоистом. Я предлагаю всем найти свой собственный способ любить мир. Можно остаться но работе, но при этом принять решение быть счастливым. Так что все дело во внутренней установке.

- Бывает ли, что метод не срабатывает?

- Если ничего не меняется, надо сказать себе: «Я отвлекусь от этой ситуации, не стану беспокоиться из-за нее и все равно буду любить». Важна любовь сама по себе, любовь как образ жизни, безусловная любовь: любить -значит отдавать, не ожидая ничего в ответ. И через некоторое время вы почувствуете, что счастливее вас человека нет. И когда говорят: «Я любил, но мои соседи, моя семья отказали мне во взаимности», - я смеюсь и отвечаю: «Я имею в виду совсем другое. Вы считаете часы, отданные лю-

бимым, и ждете, чтобы вам их вернули. Но это абсурд». Превращая отношения в тяжкую обязанность, мы накапливаем обиды и ненависть, которые нас же и убивают.

- Но как постичь то интуитивное «Я», о котором вы говорите?

- На своих семинарах я задаю вопрос: «Если бы сейчас в комнате появился Бог и сказал: «Я хочу, чтобы ты был счастлив всю оставшуюся жизнь», что бы вы сделали?» Большинство взрослых буквально теряются, не зная, что ответить.

- Скажите, как вы пришли к таким убеждениям?

- Я не был счастлив как врач. Вероятно, какие-то черты моей личности не соответствуют типичным свойствам хирурга или терапевта. Но вот однажды, на каком-то сеансе психотерапии, мне встретился мой пациент, больной раком. Удивившись тому, что он занимается лечением, не предписанным мною, я спросил его об этом. Он ответил: «Свободное от посещений вашей клиники время мне посоветовали проводить на таких сеансах. И знаете - помогает1.» Я помню, как меня тогда осенило: «Так вот что необходимо людям!»

- И что же вы сделали?

- В 1978 году мы начали создавать группу людей, чтобы помочь им жить. Но самым неожиданным было то, что когда наши слушатели приводили в порядок свою жизнь, они выздоравливали, а те, кто, казалось бы, обречен, продолжали жить и чувствовали себя лучше. Никто из них не заботится специально о том, чтобы выжить. Никто из них не говорит: «Через полгода я должен умереть, но приложу все силы к тому, чтобы выжить». Напротив, они говорят себе: «Предположим, что через полгода я умру. Что ж, значит, прямо сейчас я должен начать жить». И одним из следствий такой установки является то, что когда звонишь им через некоторое время, они подходят к телефону и говорят: «Да, я жив. Нет, я не стремился непременно выжить. Я просто начал жить».

Для конкретной терапевтической работы американские психотерапевты, в основном специалисты НЛП, предложили целый ряд оригинальных методов-упражнений. Рассмотрим несколько таких упражнений.

Упражнение: ОПРЕДЕЛЕНИЕ СВОЕЙ РОЛИ В ВОЗНИКНОВЕНИИ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Цель упражнения: довести до сведения пациента, что болезнь пришла не из внешнего мира, а сформирована отношением его внутреннего мира к событиям внешнего.

1. Выпишите на листик бумаги пять основных стрессовых ситуаций, с которыми вы столкнулись в период от полугода до полутора лет.

2. Если вам удалось определить в своей жизни серьезные внешние или внутренние стрессы, попробуйте решить, какое участие вы приняли в этих ситуациях: активной была ваша роль или пассивной.

3. Выделите пять основных стрессовых ситуаций, которые вы переживаете в настоящий момент.

4. Позволяете ли себе выражать чувства по поводу стрессовой ситуации?

5. Задумываетесь ли вы над тем, в чем заключаются ваши собственные интересы?

6. Сравните, как вы реагировали на стресс до заболевания и как - сейчас.

7. Сделайте вывод, в какой период времени ваше отношение было неадекватным.

Именно те, кто стремится придерживаться выработанных обществом норм поведения, наиболее часто заболевают тяжелыми болезнями. Онкологических больных описывают как людей «чистейшей души», добрых, чутких, лишенных эгоизма и приятных во всех отношениях.

Упражнение: ОПРЕДЕЛЕНИЕ «ПРЕИМУЩЕСТВ» ЗАБОЛЕВАНИЯ

Болезнь может становиться способом удовлетворения потребностей, языком «Тела», если человек не смог найти иных, сознательных путей их удовлетворения. Часто, только заболев, вы чувствуете, что вправе снять с себя определенную ответственность, впервые обратить внимание на самого себя. Но предоставляя человеку временную передышку, болезнь, одновременно является для него ловушкой. Если человеку удается получить внимание и право на отдых только потому, что человек болен, какая-то часть его не захочет выздоравливать.

1. Перечислите пять главных преимуществ, которые вам дала самая серьезная из всех ваших болезней.

2. Попытайтесь правильно определить представления, мешающие вам удовлетворить эти потребности, не прибегая к болезни.

Найдите способы, которыми вы могли сообщить о своих проблемах окружающим, не прибегая к болезни.

Упражнение: КАК НАУЧИТЬСЯ РАССЛАБЛЯТЬСЯ И ВИЗУАЛИЗИРОВАТЬ СВОЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Страх сам по себе становится источником стресса. Для многих онкологических больных тело становится врагом, как будто, заболев, оно предало их и теперь угрожает самой жизни. Больной человек не верит в его способность совладать с заболеванием. Научившись расслабляться и воздействовать на свой организм, человек снова начинает доверять способности своего тела противостоять болезни. Тело опять становится источником радости и удовольствия, кроме того, оно служит и важным средством обратной связи -насколько эффективно человек живет. Если человеку удастся физически расслабиться, это нарушит порочный круг страха и напряжения, что станет своеобразным способом энергетической подзарядки.

1. Один из способов снять стресс - это регулярные дозированные физические упражнения. Такие упражнения действуют как реакция «драться или убегать», которая дает возможность организму избавиться от накопившегося в нем напряжения.

2. Дыхательные упражнения, направленные на уменьшение напряжения и, следовательно, тревоги.

3. Медитации и прогрессивная мышечная релаксация, аутогенная.

4. Тренировка, самогипноз.

СПЕЦИАЛЬНАЯ МЕТОДИКА РЕЛАКСАЦИИ

Существует необходимость ощутить любое напряжение мышц. Мысленно представить себе это напряжение в виде какого-то образа. Это может быть сжатый кулак или завязанная узлом веревка. Затем представьте себе, как она развязывается, разжимается, повисает, подобно натянутой, а затем отпущенной резинке.

Большую роль будет играть качественная визуализация (представление образа), которая является языком, на котором «Сознательный Я» будет говорить с «Моим Ты». Поэтому очень важно помочь пациенту разобраться в стратегии расположения его внешних и внутренних изображений, звуков, кинестетических чувств, запахов и вкусов, чтобы породить убеждение, манеру поведения или модель мысли. Мы никогда не воспринимаем слово прямо - только через внутренние образы, звуки, кинестетические чувства. Правильно научиться правописанию можно только с помощью картинки - написанного, а не с помощью звука. При скорочтении нужно не проговаривать слова, а воспринимать их мысленно, так как речь тормозит процесс восприятия. Талантливый спортсмен визуализирует движения, затем представляет

их в ощущениях, возникающих при движении, а лишь потом это движение осуществляет.

Пациенту предлагается увидеть свой рак в символических или в реалистических образах. Желательно представить, что он состоит из очень слабых клеток с неправильным строением. Представить, что необходимо, чтобы защитные механизмы его тела вернулись к естественному, здоровому состоянию.

Он должен представьте себе, как его лейкоциты приближаются к тому месту, где находится опухоль, определяют атипичные клетки и разрушают их. Если он ощутит в каком-то месте боль, пусть представит себе, как целая армия лейкоцитов устремляется туда, чтобы успокоить ее. Нужно мысленно увидеть себя бодрым, здоровым и полным энергии. Подумать о своих жизненных ценностях. Пусть похвалит себя за то, что он сам способствует своему выздоровлению. Нужно нарисовать те образы, которые возникли у него во время визуализации. Не стоит волноваться, если ему не удалось «увидеть» эти образы, главное, чтобы он их каким-то образом «ощутил», «представил себе», «подумал о них». Здесь не так важно слово, описывающее способ, которым он их воображал, как то, что он это вообще делал.

ВОЗМОЖНЫЕ ТРУДНОСТИ В РАБОТЕ С ВООБРАЖЕНИЕМ Если больному свойствен не зрительный, а какой-то иной способ формирования воображаемых образов, не следует заставлять его что-то «видеть», лучше придерживаться более привычного для него способа представления. Другая трудность: мысли часто начинают отвлекаться, блуждать. Это связано с неумением сосредоточиться, которое может усугубляться действием некоторых лекарственных препаратов, болью или страхом. Мы пытаемся помочь пациенту представить себе желаемый результат, а не то, что происходит с ним в данный момент. Работа с воображением - это не средство самообмана, это способ направить себя на путь к выздоровлению.

ЗНАЧЕНИЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ОБРАЗОВ

Примеры плохих образов: «Он (рак) похож на большую черную крысу», «Лекарство в виде маленьких желтеньких таблеток, крыса поедает одну из этих таблеток», «Некоторое время ей плохо, но потом она всегда поправляется и начинает снова кусать меня еще сильнее».

«Лейкоциты похожи на яйца в инкубаторе. Они ждут своего часа, чтобы проклюнуться».

«Большую скалу рака» скребут «щетки из грубой щетины - лейкоциты».

«Лейкоциты, как черная буря, заносят на своем пути почти все раковые клетки, но некоторые из них все-таки высовываются».

Важно подробно исследовать содержание визуализации, чтобы увидеть, как они передают установки пациента. Не склонен ли тот или иной больной «припорашивать снежком», т.е. прятать, свои отрицательные эмоции.

ЗРИТЕЛЬНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЦЕЛИТЕЛЬНЫХ СИЛ ОРГАНИЗМА

1. Расслабление.

2. Лейкоциты отправляются на разведку, чтобы выяснить, в чем причина испытываемой боли. Если лейкоциты обнаруживают раковые клетки, то нападают на них и уничтожают, оставляя после себя чистую и здоровую ткань, совершенно свободную от боли.

3. Если находят не рак, а напряженные болезненные мышцы или связки, то необходимо представить себе, что эти мышцы или связки расслабляются.

4. По мере того как он удерживает в воображении образ расслабляющихся связок, боль постепенно уменьшается и может даже полностью отступить.

Наилучшим вариантом будет тот, когда сам пациент под влиянием вашей недирективной работы в трансе создаст такой образ соотношения сил рака и лейкоцитов, при котором победа лейкоцитов никакого сомнения вызывать не будет. Так, одна из пациенток создала образ рака в виде медузы с отростками-щупальцами, кусочки которых отваливались и заносились в другие ткани. Лейкоцитов она представила, и даже нарисовала, в виде маленьких акул, которые рвали на части медузу и, заглатывая ее куски, становились все сильнее и многочисленнее. Эта пациентка почти без осложнений перенесла хи-миотерапевтические и радиологические курсы лечения. Ее история болезни будет приведена ниже,

РЕЦИДИВ БОЛЕЗНИ

Если человек заранее готов к возможности возвращения болезни, это помогает значительно снизить страх рецидива. Настоятельно рекомендуется больным в этот период не ждать от себя слишком много. Им нужны силы, чтобы просто это пережить. Во-первых, надо непременно обратиться к кому-нибудь из окружающих, чтобы те поддержали их своей любовью. Во-вторых, не следует делать серьезные выводы относительно того, чем в конце концов закончится их заболевание.

Причины рецидивов:

1. Пациент не смог справиться со стоящими перед ним эмоциональными проблемами и бессознательно принял решение сдаться.

2. Пациент еще не научился удовлетворять свои эмоциональные потребности иначе, чем с помощью болезни.

3. Возможно, пациент пытается произвести слишком много изменений в своей жизни одновременно.

4. Пациент сделал какие-то важные изменения, но затем расслабился и впал в состояние благодушия.

5. Пациент не прислушался к своим эмоциональным потребностям.

СМЕРТЬ

Большинство онкологических больных не столько бояться самой смерти, сколько того, что с этим связано. Их пугает перспектива медленного умирания, которая истощит родных и друзей как эмоционально, так и материально. В их семьях нередко стараются избегать даже упоминаний о смерти. Когда больной пытается заговорить о ней, он чаще всего слышит: «Не говори так! Ты не умрешь!» Поскольку человек не может обсудить проблему смерти даже с самыми близкими людьми, его страхи, не находя выхода, продолжают копиться и расти.

Элизабет Кюблер-Росс заметила, что довольно часто люди не дают себе разрешения умереть. Они продолжают держаться за жизнь, потому что кто-то из близких или даже борющихся за их жизнь медиков не может смириться с их смертью. Эти люди испытывают двойную нагрузку - с одной стороны, они знают, что умирают, а с другой - чувствуют, что нельзя показывать вида окружающим.

Со временем стало понятно, что поскольку пациенты могут влиять на течение своей болезни, направляя его к здоровью и жизни, то следует признать, что они могут - и имеют полное право, - если захотят, направлять его к смерти.

КАК НАЧАТЬ ГОВОРИТЬ О СМЕРТИ

Рекомендуется начинать разговор о смерти и возможности рецидива болезни на групповых занятиях в течение первой недели курса лечения. Мы говорим пациентам о том, что, возможно, в будущем кто-то решит, что пришло его время умирать. Мы просим их сообщать нам о таких решениях, заверяя, что будем поддерживать и заботиться о них в период умирания не меньше, чем поддерживали и заботились во время их борьбы за жизнь. Они имеют полное право перестать бороться и отказаться от жизни.

Клинические примеры:

Случай с отцом автора. В 59 лет ранее ничем не болевший мужчина, театральный режиссер по профессии, художественный руководитель Харьковской телестудии по должности, узнал, что в 60 лет ему придется уйти на пенсию. Все его интересы находились в сфере деятельности, и представить себе жизнь пенсионера он просто не мог. Через 6 месяцев у него был обнаружен рак легкого с множественными метастазами в кости. Болезнь быстро прогрессировала и ровно в 60 лет, в день своего рождения и выхода на пенсию - он умер.

Пациент Г., 52 года, рабочий по профессии, тяжело перенес трагическую смерть любимой жены. После ее смерти осталось двое маленьких детей, заботу о которых с ним разделила дочь его умершей жены от первого брака. В это время у пациента была диагностирована язвенная болезнь 12-перстной кишки, которая периодически рецидивировала. За год до того, как ему был поставлен диагноз: рак желудка с множественными метастазами в кости и лимфоузлы, его постигло очень сильное разочарование после того, как ушла из семьи воспитывавшая детей приемная дочь. Пациент был все время занят на работе, и дети остались без материнской заботы. Свое состояние в этот период пациент описывает как полное отчаяние и отсутствие всякой надежды. За некоторое время до манифестации заболевания у него появилась поза безнадежности: он часто сидел, наклонив голову, опустив плечи, согнув спину, с ладонями, зажатыми в сомкнутых коленях. Заболевание протекало чрезвычайно остро, и через 6 месяцев после установления диагноза пациент умер.

К сожалению, оба случая произошли в то время, когда автор не имел никакого представления о том, каковы механизмы возникновения онкологического заболевания. Тем более, ничего не знал о том, как на эти механизмы можно воздействовать.

Пациентка С, 53 года, педагог по профессии, в прошлом очень энергичный и физически здоровый человек. Диагноз: саркома матки с метастазами в региональные лимфоузлы. За 5 лет до заболевания погиб в автомобильной катастрофе ее муж, с которым у нее была очень тесная эмоциональная связь. Через несколько месяцев в психическом статусе были отмечены значительные улучшения. Пациентка связывала это с тем, что всю свою энергию она перенесла на воспитание родившегося внука. Через 1, 5 года семья дочери эмигрировала в Израиль. Пациентка несколько месяцев безуспешно пыталась получить гостевую визу, чтобы проведать дочь и внука. Отказы посольства переживала очень тяжело, временами находилась в депрессивном состоянии. Через год после этого у нее было обнаружено онкологическое за-

болевание. Ей была сделана радикальная операция, после этого проведены курс химиотерапии и радиологического облучения. Несмотря на противопоказания и неутешительный прогноз (гистологическое исследование показало, что опухоль - из числа очень агрессивных), пациентка выехала на длительный срок в Израиль. Там она ухаживала уже за двумя внуками, а в то время, когда они находились в детском саду, подрабатывала, ухаживая за престарелыми. Через 2,5 года после операции - состояние как физическое, так и психологическое - хорошее.






Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22

Тэги: ,