Иммунитет, аллергия и воспаление

Иммунитет - способность организма сохранять постоянство внутренней среды, защитив его от генетически чужеродного материала: чужого (микробов, вирусов, белков, паразитов) и собственного (мутировавшие клетки и белки).

Защита неспецифическая (без распознавания специфики чужеродного начала) - это барьеры, клеточные и гуморальные средства. Гуморальные: белковые системы - пропердиновая и реакция комплемента. Под влиянием эндотоксинов бактерий и при участии ионов магния пропердин активизирует систему комплемента. В результате в мембране чужеродной клетки образуются многочисленные круглые отверстия, через которые в нее поступает натрий и вода, которые и разрывают клетку. Кроме того, в крови есть лейки-ны, плакины и бета-лизины, а также множество ингибиторов микробных ферментов и интерферон.

На все эти факторы специфическая иммунизация не влияет, а следовательно, они направлены против всех без исключения чужеродных начал.

Клеточная неспецифическая защита - это воспалительный процесс, реакции которого (накопление и узнавание - бывшая альтерация, экссудация, пролиферация и регенерация) задерживают развитие микробов путем их фиксации в месте внедрения и отграничения грануляционным валом, состоящим из лейкоцитов. Дальше начинается процесс неспецифического фагоцитоза, который предназначен удалять любые инородные частицы. Тем не менее фагоцитоз способствует проявлению специфического иммунитета, так как «предъявляет таможенному контролю» организма структурные части чужеродного начала для последующего опознания.

Ход реакции воспаления в свете преодоления препятствий следующий:

1. Реакция накопления - получение данных о повреждении (альтерация - это следствие внешних воздействий).

2. Реакция смирения (принятия) - сравнение с прежним опытом, принятие решения.

3. Реакция капитуляции - реакция первоэлемента «вода» - экссудация-отек, целью которого является ограничение процесса.

4. Реакция концентрации - скопление фагоцитов и образование грануляционной ткани (пролиферация).

5. Реакция экспансии (преодоление препятствия) - репарация, регенерация, восстановление ткани.

Кто же осуществляет «досмотр» белка, определяя его чужеродность?

В коротком плече б-й хромосомы находится ген, который несет ответственность за производство специфических белков-рецепторов тканей. Эти белки располагаются на поверхности мембран всех клеток организма, именно они являются генетическими маркерами совместимости тканей. Можно выделить видовые маркеры, причем для каждого вида животных они свои, вследствие чего не возможны межвидовые скрещивания и пересадка органов и тканей, и индивидуальные маркеры - вот почему отторгаются чужие органы, а органы однояйцовых близнецов, у которых генетический аппарат идентичен, приживаются без применения механизмов подавления реакций отторжения.

Именно эти белки определяют наличие чуждого для организма генетического материала и включают быстрый механизм не специфических, также генетически запрограммированных способов защиты. Самые архаические (филогенетически древние) способы защиты мы уже перечислили, однако существуют и более современные (хотя также архаичные) медиаторные и цитокининовые системы. Роль их в нормально функционирующем организме заключается в том, чтобы поддерживать равновесие «Созидателя» и «Разрушителя», процессов пролиферации (увеличения числа клеток) и апопто-за - генетически запрограммированного процесса разрушения клеток. Оба эти процесса служат поддержанию гомеостаза, т.е. все той же неспецифической защите.

Однако этим защита не ограничивается, дальше включается специфическая защита - собственно, это и есть иммунитет. Он бывает врожденный и приобретенный, естественный и искусственный. Осуществляют его иммуно-компетентные ткани и органы: тимус, лимфоузлы, селезенка, аппендикс и пейеровы бляшки, миндалины, костный мозг. Иммуннокомпетентными клетками являются лимфоциты и макрофаги.

Лимфоциты делятся на Т-лимфоциты (от слова тимус) и В-лимфоциты (от слова бурса - сумка). Т-лимфоциты в незрелом виде попадают из костного мозга в тимус, в котором проходят «обучение», приобретая рецепторы к различным антигенам, расположенным на поверхности клеток. Затем они расселяются в лимфоидные ткани, где способны реагировать на антигены размножением с образованием различного типа эффекторных Т-лимфо-цитов. Большая часть Т-лимфоцитов циркулирует в крови, часть из них живет до 10 лет, сохраняя память обо всех антигенных ответах.

Эффекторные Т-лимфоциты: 1) хелперы (помощники), обеспечивающие дифференцировку лимфоцитов; 2) киллеры; 3) амплифайеры, усиливающие производство киллеров; 4) супрессоры - подавляющие иммунный ответ на определенный антиген.

В-лимфоциты попадают из костного мозга в селезенку, аппендикс или пейеровы бляшки, где они дифференцируются в В-лимфоциты памяти и плазматические клетки, продуцирующие антитела. Они обеспечивают специфический гуморальный иммунитет, связывая антигены и обезвреживая их.

При первой встрече с чужеродным началом нужно время для его распознавания, размножения клеток памяти и эффекторов. Трое суток спустя в крови появляются первые антитела, затем их титр нарастает, а к 10-14-му дню - падает, оставаясь на очень низких цифрах.

При вторичных встречах титр антител нарастает быстро и держится долго, а эффекторы размножаются сразу же. Это объясняется сохранением в организме антигенной информации. Макрофаги разрушают, предъявляют антиген Т-лимфоцитам, которые либо уничтожают его (киллеры), либо передают информацию о нем В-лимфоцитам (хелперы).

Иммунный ответ на собственные макромолекулы гасится тем, что в период «обучения» Т-лимфоцитам «предъявляется» большое число таких структур, происходит привыкание к ним - десенсибилизация. В иммунологической толерантности играют роль и Т-супрессоры, которые можно вызывать искусственно, вводя антигены в первый период «обучения», во внутриутробном периоде или сразу же после рождения. Это же можно сделать, вводя иммунодепрессанты или облучая.

Итак, фазы иммунитета:

1. Определение «свой-чужой», на этой фазе маркеры совместимости белков объявляют «тревогу» и, еще не зная, насколько велика опасность, на всякий случай включают механизмы неспецифического иммунитета. На этой же фазе происходит накопление, на всякий случай, различных РНК, которые при необходимости включатся в процесс воспроизводства цитокининов. Если же встреча с антигеном не первая, то объект передается фагоцитами для опознания клеткам памяти.

2. В клетках памяти разыскивается характеристика (маркеры) предъявляемых макрофагами белков - антигенов. Поскольку это связано с принятием прошлого опыта, это - фаза принятия (смирения). Чтобы приобрести такой опыт, клетки памяти обучаются «фундаментальным» наукам в селезен-ке и костном мозге, а «высшее» образование (тонкие специфические ответы) получают в эпителиальных клетках вилочковой железы. Не исключена большая роль на этом этапе аппендикса - этой «миндалины» кишечника, именно

в нем принимается решение, какого возбудителя пропускать, а какого - нет. Вот почему после аппендектомии так часто беспокоят кишечные инфекции.

3. Если опыта встречи с чужеродным объектом нет, то возможны два варианта: первый - опасность не подтверждается и белок принимается как свой, включаются механизмы подавления иммунитета: естественные имму-нодепрессанты (кортикостероиды - минералокортикоиды) и активность Т-хелперов и Т-супрессоров. Это - фаза капитуляции, расслабления (активного подавления) механизмов иммунитета.

4. Второй вариант - опасность нарастает и начинается следующая фаза- концентрация Т-киллеров и антител растет. Регуляция этого процесса осуществляется главной иммуннокомпетентной антиген-презентирующей клеткой - макрофагом. Учитывая, что эта клетка, как и нейрон, в состоянии продуцировать любые белки, т.е. способность ее реагировать на любые воздействия наивысшая, надо полагать, что в организме нет явных механизмов регуляции ее деятельности. Она, как и нейрон, сама регулятор. Вспомним, что согласно нашей гипотезе, любой образ проходит оценку с помощью эмоций. В данном случае это образ повреждающего агента. Возможно, на этом этапе более чем на всех предшествующих, эмоции «напрямую» могут либо стимулировать иммунный ответ, либо его подавлять.

5. Чужеродный объект уничтожается (агрессия или экспансия), включается разрушительная программа, регулируемая эндорфинами (гормонами радости). Их активность может быть подавлена релизинг-фактором гипоталамуса (см. рис. 7).

Иммунитет является лишь частным проявлением фундаментальных реакций сохранения целостности внутренней среды (гомеостаза). Вот перечень этих реакций:

1. Получение информации, фильтрация и ее складирование - накопление.

2. Сравнение принятой информации с ранее имевшейся (памятью) и принятие решения о вариантах реакции (сражаться, бежать, затаиться) -фаза смирения (принятия).

3. Апоптоз- генетически запрограммированное уничтожение клетки-фаза капитуляции.

4. Пролиферация - производство новых клеточных элементов для восстановления своих тканей или уничтожения чужих - фаза концентрации.

5. Репарация (ремонт) и регенерация (восстановление) клеток, тканей и систем - фаза экспансии.

Абсолютным аналогом иммунитета является психологическая защита. С ее помощью охраняется целостность нашей внутренней среды. Агрес-

сор, в форме, повреждающей мою целостность информации, пытается, как и чужеродный объект мира материального, проникнуть в мой идеальный мир. Целью такого проникновения, как и в случае с вирусной инфекцией, является овладение моим внутренним миром. Вирус заставляет клетки нашего организма работать на себя. Точно таким же образом вредоносная информация (чужие сообщения и собственные мысли) стараются завладеть миром идеальным и заставить включиться разрушительную программу. Эта программа может быть направлена на себя, вплоть до суицида. Она же может быть направлена на других, вплоть до убийства.

Какая же информация является вредоносной? По аналогии с инфекционными возбудителями агрессивные мысли и мысли страха могут быть безусловно-патогенными и условно-патогенными. Условно-патогенная бактериальная флора активизируется и может вызвать болезнь при ослаблении иммунитета. Так и безвредный (даже необходимый) охранительный страх или гнев в условиях ослабленной психологической защиты может иметь катастрофически разрушительные последствия. Это же может быть с чувством обиды, вины, пессимизмом вплоть до катастрофического мышления, ненавистью, завистью, отчаянием.

Нам более или менее известны механизмы биологического иммунитета. Оказывается, механизмы иммунитета психологического известны были тысячелетиями.

Они носят название: Надежда, Вера и Любовь.

Любовь - противопоставляет разрушительным агрессивным мыслям созидательную программу, программу любви к себе и к другим людям, ко всему живому на Земле. Именно в таком порядке: «Возлюби ближнего своего, яко самого себя!» В этой заповеди Христа любовь к себе предшествует любви к ближнему. Вот где смысл либидо, либидо - это просто программа созидания, она и есть программа Любви.

Вера - противопоставляет сознательным мыслям о психологической агрессии и аутоагрессии неосознанные образы того, что у меня (вера в себя), у других (вера в людей), у Бога (вера в мировой порядок) есть силы и возможности для достижения цели.

Надежда - противопоставляет агрессивным вмешательствам и собственным мыслям, уже прорвавшимся во внутренний мир, мысли о том, что все еще изменится к лучшему.

Исходя из модели пентаграммы здесь не достает двух компонентов. Надежда (на себя, других и Мировой Порядок) - это накопление в основном традиций прошлого. Вера (в себя, других. Бога) - это фаза расслабления, Капитуляции (напомним, что это фаза весьма активная, требующая большого

количества энергии особого рода). Любовь (себя, других, Весь Мир) - это фаза экспансии, преодоление препятствий любого рода.

В этом перечне отсутствуют 2 необходимых элемента психологической защиты: нет фазы смирения и фазы концентрации. Мы полагаем, что в фазе смирения - это незаслуженно отодвинутое в тень ПРОЩЕНИЕ и ПРИНЯТИЕ (себя, людей и всего, что с тобой может случиться), символом которых являются Сын Божий и Богоматерь. А в фазе концентрации - это ВОЛЯ, способность действовать и мыслить, способность Творить (рис. 14).

Следуя гипотезе голографичности частей человека, можно предположить, что нарушения иммунитета «Тела» ведет к таким же нарушениям в «Моем Ты» и «Моем Сознательном Я». И наоборот, нарушение иммунитета психического ведет к дефектам иммунной защиты физического тела. Все больше говорят о том, что разрушительные информационные вирусы - это не только беда компьютерных программ. Информационные вирусы эмоций и образов так же реальны, как и вирусы материальные. Они так же размножаются, таким же образом требуют для себя особой среды (в данном случае информационной), так же агрессивны, пытаясь использовать все ресурсы хозяина. Кто из вас не испытывал слабость, вялость, головную боль из-за «тяжелых» мыслей и «отрицательных» эмоций («эмоций отрицания»: я их не хочу - отрицаю, а они никуда не уходят)? Чем не вирусы - эти навязчивые мысли и чувства («Сознательный Я») или образы и эмоции («Мой Ты»), если механизмы их существования и последствия их деятельности одни и те же?

Особенно показательно это явление на примере синдрома хронической усталости. Это - очень модный диагноз, особенно на Западе, позволяющий поместить в какие-то рамки непонятные признаки заболевания, причин которого на поверхности нет. Существует гипотеза, что есть вирус хронической усталости, переносимый особым видом тараканов. А нам кажется, что это - информационный вирус, поражающий жителей больших городов из-за их невероятного скопления. Отрицательные эмоции, испытываемые вследствие проникновения информационных полей в твое личное пространство (о его существовании и способах его измерения вам расскажет любой психолог), вызывают хроническую физическую, эмоциональную и умственную усталость.

Таким образом, одного из повреждающих начал: материального (вируса или микроба, канцерогенного фактора или хронической травмы) или информационного (чрезмерных и неадекватных ситуации эмоций и навязчивых катастрофических мыслей), мало для гибели системы или ее тяжелого повреждения (хронической болезни). Наличие только одного из повреждающих начал - достаточное основание для стагнации (застоя) в развитии системы. Для того чтобы система потерпела катастрофу, необходимо присутствие и материального, и информационного, повреждающего систему, начала.

Рис.14. Иммунитет

Одновременно с мифом о Медикее (богине Лечения) возник и миф о Ги-гиее (богине Профилактики).

Известны способы профилактики проникновения чужеродного начала: способы гигиены и асептика. Давно известен и профилактический механизм психологической защиты - барьер для агрессии. Он называется - «Золотое Правило» и звучит практически одинаково на языках всех мировых религий:

Будда сказал: «Не причиняй боли тем, что причинило бы боль тебе».

Зороастр сказал: «Только тот человек хорош, который не сделает другому того, что плохо для него самого».

В Талмуде, Святой Книге еврейской веры, написано: «Того, что зло для тебя, не делай ближнему своему. Это основной закон, все остальное - комментарии».

Кришна, Учитель индуизма, сказал: «Это суть всех истинных добродетелей: относись к другим так, как ты хотел бы, чтобы они относились к тебе. Не делай своему соседу ничего такого, что ты не хотел бы, чтобы он сделал тебе».

Иисус сказал: «Как ты хотел бы, чтобы другие люди поступали с тобой, так и ты поступай с ними».

Мухаммед в Коране, Священной Книге ислама, сказал: «Тот не познал истинной веры, кто не желает своему брату того же, чего желает себе».

Бахаулла, Пророк веры бахай, сказал: «Благословен тот, кто предпочел себе брата своего».

Психотерапевтическая поддержка при нарушении иммунного ответа должна быть дифференцированной. Конечно, можно профилактически, используя методику недирективного транса, с помощью специально подобранных текстов отображать ход реакций на препятствие в правильной последовательности. (Эти тексты приводятся ниже.) И все же эффективность будет гораздо выше, если определить фазу, в которую не поступает информация или энергия из-за наличия блока. Именно в этой фазе при работе в трансе должен быть сделан акцент на корригирующие, как правило, усиливающие воздействия. Например, возможен вариант, когда с помощью лабораторных иммунных реакций или при определении эмоционального статуса пациента окажется, что он «застрял» в фазе капитуляции. Лаборатория покажет, что дальше неспецифического иммунного ответа защита не идет, специфические иммунные тела в крови не появляются. Психологический статус пациента будет характеризоваться как тревожно-мнительный. В этом случае терапев-

тическая работа в трансе будет направлена на переформирование тревоги в спокойствие и на преодоление блока между реакцией накопления и реакцией смирения.

Подводя итог этого раздела, следует отметить, что недостаточность иммунитета - это чаще слабость созидательной программы, слабость либидо, которое ничего не может предоставить агрессивным воздействиям, как материальным, так и идеальным. Вместе с тем, возможна и слабость разрушительной программы, не позволяющей уничтожить проникшего агрессора. Как и во всех прочих реакциях на препятствие, в реакциях иммунитета необходимо совместное действие как «Созидателя», так и «Разрушителя».

Возможна избыточность иммунитета, когда созидательная программа либидо настолько сильна, что противопоставляет безвредным агентам всю мощь своих защит, включая мощные разрушительные механизмы. Такая избыточность иммунитета приводит к реакциям, которые в медицине называются аллергическими.

Общий патогенез аллергических реакций

Три стадии:

I. Стадия иммунных реакций (иммунологическая) заключается в образовании в организме аллергических антител (или сенсибилизированных лимфоцитов) и их накоплении. В нашей модели - это нарушенная фаза принятия - исследования предшествовавшего опыта.

И. Стадия биохимических реакций (патохимическая). Суть ее состоит в выделении готовых и образовании новых биологически активных веществ (медиаторов аллергии). В нашей модели - это фаза концентрации.

III. Стадия клинических проявлений (патофизиологическая). Представляет собой ответную реакцию клеток, органов и тканей организма на образовавшиеся в предыдущей стадии медиаторы. В нашей модели - фаза экспансии.

По нашему мнению, как и во всех остальных процессах, в аллергии присутствуют все пять фаз: накопления - тревоги, смирения - принятия, капитуляции - расслабления, демонстрации - концентрации и экспансии - преодоления препятствия.

Возможные отклонения в каждой фазе:

IA. При избыточной тревоге неспецифический защитный ответ на безвредный антиген будет избыточным («превышение необходимой самообороны»). Воспалительная реакция там, где она вовсе не требуется, - парааллер-гические реакции (например, на холод) немедленного типа. Механизм: раз-

личного рода неспецифические воздействия, например, стрессовые реакции вызывают избыточную активность гена в коротком плече 6-й хромосомы, ответственного за поставку белков-рецепторов совместимости тканей, и тогда - либо безудержная экссудация (отек Квинке, крапивница), либо такая же взбесившаяся пролиферация (неуправляемый рост тканей) вместо адекватного механизма защиты- воспаления. Эмоция - постоянная тревожность.

1Б. Малая тревога. При недостаточной настороженности - депрессия вышеуказанного гена подавляет выработку одного из классов белков-рецепторов гистосовместимости, что приводит к отсутствию возможности получения и хранения информации, - будут пропускаться вредоносные агенты и беспрепятственно «хозяйничать» в организме.

ПА. Избыточное принятие. При обнаружении чужеродного объекта клетками памяти и ошибке в их определении - впоследствии возможен избыточный специфический иммунный ответ - аллергические реакции замедленного типа. Механизм этого явления - нарушение интенсивности перекрестных реакций на антиген. Перекрестные реакции нужны, память конечна, поэтому часть реакций идет перекрестно, т.е. маркеры памяти реагируют не только на точно определяемый белок, но и на некоторые похожие. Однако на этой стадии под влиянием повреждающих факторов эмоционального характера интенсивность перекрестных реакций становится такой, что безвредный белок вызывает мощнейший иммунологический ответ. Ошибки эти происходят из-за недостатков в «обучении» клеток памяти в костном мозге, селезенке и тимусе. Принятие образа - это его узнавание и сравнение (корреляция) с имеющимися в памяти. Корреляция может быть избыточной, безвредный агент принимается за разрушительный. Эмоции - печаль, тоска, сожаление о прошлом. Вместо приобретения нового опыта (обучения) бесконечный возврат к вариантам старого - повторение реакций, уже не адекватных в новой ситуации. Эта потребность в повторении прежнего опыта, т.е. возврата к стереотипам, подробно описана Паулем Шильдером. Таким способом мозг преодолевает «проклятие собственной сложности». И все же, когда повреждающий агент - новый, тогда и реакция на него должна быть другой. Даже ранее встречавшийся агент в условиях изменившихся обстоятельств среды потребует нового ответа.

ПБ. Недостаточное принятие прошлого опыта. При недостаточной или замедленной реакции клеток памяти на действительно опасный агент -развитие механизмов иммунитета, не успевающих за ходом развития инфекции. «Виновны» лимфоидные ткани, которые не обеспечивают размножение достаточного числа Т-лимфоцитов. Принимается решение «никакого реше-

ния не принимать», так как агент определяется как безвредный. Эмоции -безразличие, беспечность, вседозволенность.

ША. Полная капитуляция. Под влиянием гормона коры надпочечников - кортизола - формируется избыточная иммунная толерантность - пропускается вредоносный агент. Механизм: под влиянием специфических эмоций включается программа разрушения. Т-хелперы, активизируясь, включают настолько мощную цитокининовую систему, что она с помощью огромного количества интерлейкинов и интерферона начинает уничтожать собственные иммуннокомпетентные ткани, прежде всего тимус и лимфоузлы. Это подавляет все остальные механизмы защиты, в том числе, и от атипических клеток будущей опухоли. Что за эмоции включают этот процесс? По нашему мнению, это различного рода страх: чрезмерный и подавленный страх, испуг, отчаяние, безнадежность.

ШБ. Отсутствие капитуляции-расслабления. Недостаточная иммунная толерантность - преждевременный переход к 4-й фазе. Расслабление-процесс активный, требующий определенных механизмов. В данном случае выраженная напряженность механизмов иммунитета не сменяется противоположным процессом - активизацией Т-хелперов, Т-супрессоров и других механизмов подавления иммунного ответа, в частности, естественные антидепрессанты- глюкокортикоиды - вырабатываются в меньшем количестве. Создаются условия для избыточного иммунного ответа на следующей фазе. Эмоция - постоянная напряженность.

IVA. Избыточная концентрация антител к собственным антигенам -подготовка к аутоагрессивной реакции. Если их концентрация очень высока, есть опасность разрушения собственных клеток и тканей. Эмоция - чрезмерный и подавленный гнев.

IVB. Недостаточная концентрация - слабый иммунный ответ. «Виновны» - селезенка, аппендикс и другие иммуннокомпенетные органы. Эмоция -безволие.

VA. Избыточная экспансия - аутоагрессивные реакции («взбесившийся» иммунитет), коллагенозы и другие аутоагрессивные состояния. Эмоция -чрезмерная агрессия - подавленная или открытая.

VB. Недостаточная экспансия - неполное уничтожение чужеродного объекта - хронизация процесса. Эмоция - малая агрессивность - слабая пРограмма разрушения.

Таким образом, адекватный ответ на чужеродное начало на всех стадиях преодоления препятствия - это иммунитет, чрезмерный ответ - это раз-ного рода аллергические проявления, а недостаточный ответ - проявле-

ние беззащитности или слабой защиты постоянства генетической среды организма.

С учетом психосоматики патогенез аллергии и недостаточного иммунного ответа выглядят как «чрезмерно много - аллергия» или «чрезмерно мало - недостаточный иммунный ответ» силы и продолжительности эмоций на соответствующей стадии иммунитета.

Вот типичный аллергический набор эмоциональных состояний (рис. 15):

1) чрезмерная тревожность, катастрофическое мышление;

2) недостаточное и неправильное принятие своего прошлого опыта, двойственное отношение к прошлому;

3) постоянная напряженность, отсутствие состояния релаксации;

4) подавленный гнев;

5) подавленная агрессия.

Процессы при аллергии могут нарушаться на одной из стадий преодоления препятствия или на нескольких. В фазе накопления преобладает тревожность над спокойствием, в фазе смирения - повторение прошлого (печаль) над его принятием, в фазе капитуляции - страх над расслаблением, в фазе концентрации - гнев над состоянием творческого транса, в фазе экспансии - состояние особое. Фактически пациент не попадает в фазу экспансии, так как нет движения по направлению к цели. Эта цель в данном случае ошибочна, это - «фантомная» цель. Следовательно, и движение к этой цели -процесс «фантомный» (рис. 16).

Аллергик с большим трудом приспосабливается к себе (1), людям (2) и ситуациям (3).

1. Трудности в приспособлении к себе (любви к себе) связаны с противоречивым к себе отношением, когда одна часть его к чему-то стремится, а другая - отвергает это стремление (ошибки в реакции смирения - принятии прошлого опыта). Эта внутренняя борьба на стадии смирения заставит впоследствии пропустить стадию расслабления, совершив ошибку в выборе и обратив силы своего «Разрушителя» на себя.

2. Отношение к другим выражается словами: «И горько съесть, и жалко выбросить!» Аллергик любит (уважает) человека, но не хочет проявлять свою зависимость от него. Для этого состояния характерно частое использование в речи частицы «но», на языке трансактного анализа эта частица характерна для драйвера-водителя определенного алгоритма эмоций, чувств, мыслей и поведения, который называется «Радуй других!» Этот драйвер обычно приводит к жизненному сценарию - «После». Лозунг жизни человека, живущего по такому сценарию, - «Сейчас я могу радоваться, но завтра должен заплатить!» В концентрированном опыте человечества этот сценарий отображен в мифе о Дамокле - «Дамокл пирует, зная, что над его головой висит на волоске острый меч». Причина формирования этого драйвера может крыться в том, что ребенок получал противоречивые указания от родителей, имевших разные взгляды на жизнь и постоянно споривших.

3. Отношения к обстоятельствам выражается в том, что аллергик часто считает себя жертвой агрессии, в связи с чем постоянно превышает необходимые пределы самообороны как в прямом, так и в переносном смысле. Кроме того, аллергия - хороший способ привлечь внимание к обстоятельствам, в которых она проявляется.

Рис.15. Аллергия

У аллергика есть внутренняя часть, другой человек или обстоятельства, которые его одновременно притягивают и отталкивают. Часто аллергия бывает именно на тот продукт, который ты любишь больше других. Этим «продуктом» может быть другой человек или определенные обстоятельства (отношения). И это означает, что ты не признаешь за собой (и другими) права пользоваться радостями жизни, «Твой Мы» ввел «Твоему Ты» большое количество запрещающих и ограничивающих убеждений.

У Лиз Бурбо есть замечательные слова: «Поскольку ты не можешь переделать других, тебе не остается ничего другого, как научиться смотреть на мир глазами своего сердца». Та же мысль у Экзюпери: «Глаза слепы. Хорошо видит только сердце!»

Теперь к вопросу о психотерапевтическом лечении аллергии. Здесь мы придерживаемся принципов позитивного подхода Пезешкиана, который призывает к открытости для любого вида вмешательства, проделанного профессионально. Дочь и продолжатель дела Зигмунда Фрейда Анна Фрейд, обращаясь к психоаналитикам, как-то сказала: «ДЕЛАЙТЕ ВСЕ, ЧТО ХОТИТЕ, ТОЛЬКО ЗНАЙТЕ, ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ!»

Задачи психотерапевтического лечения аллергии понятны из приведенного выше текста. В общем виде, как и при всех психосоматических заболеваниях, задача одна - гармонизация хода реакций на препятствие. Это означает их правильное чередование с акцентом на тех типах реакций, которых требуют конкретные ситуации.

Частная задача при аллергии выглядит так: обратить внимание на дефицит расслабления в реакции капитуляции, ошибки в реакции смирения - принятия прежнего опыта (прощения себя и других), избыток в реакциях накопления (тревога), концентрации (гнев) и экспансии (агрессивность). В целях гармонизации мы предпочитаем сочетание рацио-нально-эмотивной терапии Альберта Эллиса и рационально-смысловой Виктора Франкла с недирективными трансовыми воздействиями. Мы понимаем,

что всякая недирективность относительна, ведь, не отдавая никаких конкретных приказов, мы в своих трансовых текстах, останавливаемся на моментах, с нашей точки зрения, требующих гармонизации. Вместе с тем, способ такой гармонизации «Ты» пациента, к которому мы обращаемся с помощью метафоры в трансе, проникая через «зеркальную стену», построенную «Его Мы» и охраняемую органом «Его Мы» - критическим мышлением,-позволяет «Его Ты» самому решить задачу гармонизации. Вот почему мы считаем свой метод воздействия недирективным трансом.

В первой части сеанса мы обсуждаем все то, что было изложено выше, 8 объемах, доступных пониманию пациента. А затем, с его согласия, погружаем его в транс, используя техники Мильтона Эриксона, а в трансе работаем с помощью позитивных многослойных метафор. Образец такой метафоры приводится ниже.

Я расскажу вам историю о двух моих друзьях детства. Один, по имени Михаил, отличался, по нашему общему мнению, очень большой самостоятельностью в своих суждениях и поступках. Это вызывало к нему двойственное отношение; с одной стороны, мы восхищались его талантами, а с другой - нам казалось, что у него как бы «атрофирована» мораль - слишком своеобразно он относился к понятию «долг» и часто посмеивался над нашими моральными установками. Другой мой друг, его имя - Вадим, был надежен, как скала. На него с первых классов школы друзья могли положиться во всем, а друзей у него всегда было много. Михаил стал врачом и преуспел в своей профессии, а Вадим - инженером. Своей профессией он тяготился, так как она не давала ему возможности полной реализации его желаний - желаний непосредственного служения людям. И он реализовал себя в хобби-стал альпинистом и спелеологом (специалистом по пещерам) высокого класса, настолько высокого, что его стали приглашать в качестве инструктора-проводника геологи для организации экспедиций в самые труднодоступные места. Эти путешествия были для него источником внутренней силы, но однажды произошло несчастье - один из геологов сорвался в пропасть. Его спасли, оперировали, однако он остался инвалидом. Вадим не мог простить себе этого случая, хотя его никто не винил, так как геолог был сам виноват, допустив нарушение элементарных правил восхождения в сложном горном рельефе. Он пошел в труднодоступное место в одиночку, без страховки. Вадим считал, что это он виноват в том, что не сумел убедить этого геолого в необходимости соблюдения правил безопасности. Как бы реабилитируя себя, он стал рваться в самые сложные и опасные предприятия, физические силы стали сдавать, а к этому еще добавилась болезнь желудка. Вначале это был сравнительно безобидный гастрит, а затем была

обнаружена обширная язва 12-перстной кишки. Походы стали невозможны, и жизнь для Вадима потеряла смысл. Здоровье ухудшалось с каждым годом, и однажды, на свое счастье, Вадим случайно встретил Михаила. За рюмкой водки он рассказал Михаилу о последних событиях своей жизни. Тот сочувственно выслушал и рассказал ему фантастическую историю из жизни дельфинов. Дело в том, что Михаил специализировался в нейрофизиологии и много времени проводил в дельфинарии, изучая поведение дельфинов и их язык. Он рассказал, что среди дельфинов выделялся один, который плавал быстрее других, знал больше смешных трюков и имел более богатый, с большим набором свистков, щелканий и тресков, язык. Его одного регулярно выпускали из дельфинария в открытое море, и он неизменно возвращался домой, вволю наигравшись с «дикими» дельфинами. И вот во время одной из таких прогулок в стаю резвящихся дельфинов ворвалась разбойница-касатка, убийца дельфинов. Наш дельфин самоотверженно бросился ей навстречу, чтобы увести за собой от молодых дельфинят. Однако разбойница была опытной и не пошла на уловку нашего дельфина. Она выбрала самого маленького дельфиненка и бросилась на легкую добычу. Дельфины ничего не могли поделать! В этот раз наш дельфин впервые не вернулся домой, он приплыл только на следующий день и несколько дней молчал и не принимал пищи. Когда его отпустили на прогулку вновь, он долго что-то «сообщал» своим «диким» собратьям, а потом вся стая, вместе с малышами поплыла к тому месту, где разбойничала касатка. Михаил рассказывал, что в это время нашего дельфина окутывал какой-то призрачный серебристо-жемчужный цвет немыслимой красоты. Этот цвет постепенно окутал всю стаю. Какое-то странное состояние покоя и отрешенности, принятия всего существующего охватило всех, кто наблюдал за этой картиной. Появилась касатка. Вся стая замерла. Мы думали, что она во главе с нашим дельфином готовится к атаке на касатку. Вместо этого все они вслед за дельфином-вожаком окутались непроницаемым черным мраком. Касатка в явном беспокойстве обошла это облако бархатного мрака и спешно ретировалась. Больше никто в этих краях касаток не видел, похоже, она сообщила другим касаткам, какие чудеса здесь творятся, ведь касатки такие же умные, как и дельфины, только агрессивные. Михаил вспомнил, что в то время, когда дельфинов окутал мягкий совершенно черный бархат мрака, все погрузились в колоссальное чувство любви ко всему живому, даже к готовившейся к нападению касатке. Впоследствии никто не пытался анализировать, как могло произойти такое - чудо потому и чудо, что нет ему объяснения. Одно было ясно, что серебристо-жемчужный свет вокруг дельфинов был цветом принятия - прощения, а бархатный мрак - цветом любви. Именно оттуда.

из этого мрака, рождается все живое: цвета и эмоции, мысли и поступки. После окончания рассказа друзья долго молчали, каждый по-своему переживая вереницу образов, возникших в их воображении. Больше они не встречались. А Вадим резко пошел на поправку: язва зарубцевалась и вообще желудок перестал беспокоить, как и в прежние времена появились силы, только расходовал он их теперь иначе. Он больше не бросался в рискованные предприятия, а организовал школу для детей, в которой он учил их скалолазанию и подводному плаванию, а также многим другим вещам, которые так нужны в жизни. Это была школа выживания. И главным предметом в ней была наука мудрости. Это была наука о том, что есть в жизни моменты для концентрации воли и борьбы, а есть такие, когда необходимо принятие-прощение и любовь. Вадим не отдавал себе отчета, что этой мудрости его научил наш дельфин.

Связь ИММУННОЙ СИСТЕМЫ с внутренним состоянием

(Из книги Ян Мак-Дермотта и Джозеф О'Коннора «НЛП и здоровье. Использование НЛП для улучшения здоровья»)

Привязка к стереотипам поведения прошлого изменяют наше состояние, а состояния оказывают влияние на здоровье. В настоящее время начинаются медицинские исследования, ставящие своей целью понять, как именно это происходит. Существуют подтверждения тому факту, что «импринты» и якоря, привязывающие нас к прошлому опыту, могут непосредственно воздействовать на иммунную систему.

Первое открытие в этой области положило начало новому направлению в медицине - психонейроиммунологии (ПНИ), - изучающему то, как наши убеждения, поведение и окружение влияют на иммунную систему. В терминах НЛП эта область представляет собой взаимоотношения логических уровней и иммунной системы. Измерение силы иммунной системы является наиболее непосредственным способом, которым медицина может определить уровень нашего здоровья.

В середине 1970-х психолог Роберт Адер в Университете Рочестера исследовал влияние психосоциальных факторов - поведения, убеждений и взаимоотношений - на здоровье людей. Адер проводил простые эксперименты типа «стимул-реакция» с крысами, пытаясь установить обусловленную реакцию тошноты на подслащенную воду. Крысы выпивали воду, а затем им вводили сильное лекарство, вызывающее тошноту. Одной попытки было достаточно, чтобы получить эффект. Вкус сахара означал тошноту.

Уже одной только подслащенной воды без дополнительной инъекции было достаточно, чтобы вызвать реакцию. Эта вода превратилась во вкусовой якорь для тошноты. Эксперимент имел абсолютный успех. Однако возникли некоторые побочные эффекты: многие крысы погибли. Адер не мог этого понять: они были здоровы и за ними неплохо ухаживали на протяжении всего эксперимента.

Ответ заключался в том веществе, которое вызывало тошноту - цикло-фосфамиде. Это сильнодействующее лекарство не только приводит к рвоте, но и подавляет иммунную систему. И сахарная вода стала якорем не только для тошноты, но и для ослабления иммунной системы. Крысы научились ослаблять свою иммунную систему каждый раз, когда выпивали сахарную воду. Это делало их менее устойчивыми к действию инфекций, и они погибали в гораздо больших количествах, чем ожидалось.

Адер вместе со своим коллегой Николасом Когеном успешно проверили эту гипотезу в ряде экспериментов. Результаты были устойчивыми. Обученные крысы легче поддавались инфекционным заболеваниям, чем контрольные. Они также стали более устойчивыми к таким аутоиммунным заболеваниям, как артрит. В этом есть смысл - ослабленная иммунная система уже не может так сильно атаковать собственное тело. Адер ввел новый термин «психонейроиммунология» для исследований в области взаимодействия иммунной системы, нервной системы и психических состояний.

Смысл приведенных результатов удивителен. Они объясняют, каким образом негативные состояния превращаются в болезнь. Нам известно, что депрессия, одиночество, тревога и вражда могут нанести вред вашему здоровью. И якоря для этих состояний могут также закрепить ослабление реакций иммунной системы. Для крыс Адера наличие якоря (подслащенной воды) означало смерть, а отсутствие его в контрольной группе - жизнь.

Хорошие известия состоят в том, что этот механизм может работать в другую сторону: позитивные якоря могут укреплять иммунную систему. Как бы изменилась ваша жизнь, если бы вы могли слушать музыкальное произведение, смотреть на фотографию и не только чувствовать себя хорошо, но и знать, что вы укрепляете иммунную систему и тем самым делаете себя по-настоящему здоровым.

НЛП и лечение аллергии

В НЛП существует процедура работы с аллергией. Она более эффективна в том случае, если реакция возникает на конкретное, легко определяемое вещество.

Метод лечения аллергии, разработанный НЛП, разрушает якоря, действующие на иммунную систему, прерывая связь между стимулом (аллергеном) и реакцией (аллергической реакцией). Мы будем описывать эту процедуру так, как будто вы помогаете другому человеку.

Первый шаг заключается в том, чтобы установить раппорт. Вы признаете опыт другого человека. Ведь вам вместе придется изменять аллергическую реакцию.

Теперь начните создавать якорь на состояние комфорта и защищенности. Попросите партнера вспомнить приятную ситуацию, в которой он чувствовал себя совершенно расслабленным. Помогите ему найти состояние, не связанное с аллергической реакцией. Когда вы увидите по его лицу и дыханию, что он расслабился, легко прикоснитесь своей рукой к его руке в определенной точке. Это будет тактильным якорем на это состояние. Скажите партнеру, что каждый раз, когда он будет чувствовать прикосновение, оно будет напоминать ему расслабленное состояние и он сможет погружаться в него в любой момент на протяжении всей процедуры.

Отвлеките его внимание и прервите это состояние. Потом снова прикоснитесь в том же самом месте на руке и убедитесь, что он опять вернулся в то же приятное расслабленное состояние. Повторяйте этот процесс до тех пор, пока ваше прикосновение не начнет надежно переводить его в это расслабленное состояние. Теперь вы закрепили расслабленное состояние якорем - прикосновением к руке - и можете быть уверены, что если во время процедуры ваш партнер почувствует дискомфорт, вы сможете вернуть его в приятное нейтральное состояние. Это «спасательный круг» на случай непредвиденных обстоятельств.

На следующем шаге попросите партнера лишь слегка вспомнить аллергическую реакцию, чтобы вы смогли увидеть, как она выглядит. Спросите его, на что это похоже, когда он вступает в контакт с аллергеном. Обратите внимание на изменения его дыхания, цвета кожи и особенно влажности глаз. Это первые признаки аллергической реакции. В НЛП эта операция называется «калибровкой» реакции: вы проверяете аллергическое состояние, внимательно наблюдая за тем, как оно выглядит, чтобы позже легко его узнать. Если вы уже увидели реакцию, прервите это состояние. Расскажите анекдот, отвлеките внимание партнера и заставьте его подвигаться.

Следующий шаг - объяснить ошибку иммунной системы. Скажите своему партнеру, что сам аллерген не представляет никакой опасности, что его иммунная система наилучшим образом защищает его, но при этом реагирует на неподходящий стимул. Она может продолжать также защищать его, но не реагировать столь бурно именно на это вещество. Она научилась такой реакции и теперь может научиться другой, более подходящей. Говорите об аллергене как об «этом веществе», а не «аллергене». Назвав его по-новому, он начнет и думать о нем по-другому. Расскажите ему о медицинских исследованиях иммунной системы, о том, как замечательно она работает и как может учиться новым реакциям. Если сможете, приведите пример человека, который попрощался со своей аллергией.

Следующий шаг может потребовать некоторого времени. Какова вторичная выгода этой аллергии? У аллергии тоже есть своя выгода. Она может определять, что человеку есть, с кем дружить и куда ездить в выходные. Она может помогать ему избегать определенных ситуаций. Быть может, ею пользуются, чтобы управлять другими людьми или привлекать к себе внимание.

Бывает, что аллергия на сигаретный дым оказывается надежным способом заставить человека бросить курить, не прибегая к чрезмерной настойчивости. Человек, страдающий от аллергии, организует свою жизнь, руководствуясь распорядком получаемого медицинского лечения. Когда аллергия будет вылечена, ему придется вносить новый порядок в свою жизнь, принимать решения, изменить диету и обращать внимание на такие вещи, которые раньше оставались незамеченными. До тех пор, пока эти вопросы не будут решены, аллергия, скорее всего, будет продолжать свои действия.

Вы можете закончить, например, таким вопросом: «Если бы все эти вопросы (диета, ситуации и т.п.) разрешились удовлетворительно и ваша жизнь стала более наполненной, захотели бы вы распрощаться с аллергией?» Внимательно прислушайтесь к любому сомнению, прозвучавшему в его интонации, и продолжайте лишь в том случае, если ваш партнер ясно ответит: «Да».

Далее найдите какое-нибудь вещество, с помощью которого вы будете переучивать иммунную систему. Попросите партнера подумать о веществе, очень похожем на аллерген, но не вызывающем аллергическую реакцию. Например, у человека может быть аллергия на укусы пчел, но не муравьев, или на пыльцу трав, но не деревьев. Заставьте партнера полностью ассоциироваться с тем воспоминанием, когда он был в контакте с безобидным веществом. Следите внимательно за его дыханием, глазами и цветом кожи, чтобы сразу заметить любой признак аллергической реакции. Если такие признаки появились, выберите другое вещество.

Когда вы подберете подходящий пример и партнер полностью ассоциируется с воспоминанием о том, как он вступал в контакт с этим веществом, закрепите это состояние якорем, прикасаясь к определенному месту на его руке, отличному от «спасательного круга». Это и будет ресурсный якорь.

Теперь вы готовы начать учить его иммунную систему реагировать на бывший аллерген так же, как она реагирует на безобидное вещество. Аллерген является якорем для аллергической реакции, а вы замените его новым якорем для нейтральной реакции. Во время этой операции вы должны защитить своего партнера от аллергической реакции, поэтому попросите его диссоциироваться, наблюдая за самим собой через стеклянный или прозрачный пластиковый экран.

Попросите его сделать этот экран воздухонепроницаемым и достаточно толстым для того, чтобы он не пропускал аллерген. Используйте при этом ресурсный якорь, прикоснувшись к руке партнера, и попросите его увидеть самого себя по другую сторону экрана в такой ситуации, в которой ему может встретиться аллерген. Пусть он очень постепенно вводит аллерген в пространство по ту сторону экрана. Необходимо, чтобы он смотрел на самого себя, расположенного с другой стороны экрана и чувствующего себя совершенно спокойно в контакте с бывшим аллергеном. Продолжайте держать ресурсный якорь. Наблюдайте за партнером очень внимательно и остановитесь сразу же при первых признаках аллергической реакции,

Когда он сможет видеть себя, не проявляющего никаких аллергических реакций в присутствии аллергена, вы будете близки к завершению. Попросите партнера позволить экрану раствориться и исчезнуть. После этого пусть он перенесет изображение самого себя, спокойно относящегося к присутствию аллергена, из-за экрана возвратится в свое собственное тело и объединится с ним.

И последнее - проверка. Уберите ресурсный якорь и попросите партнера представить себе присутствие аллергена прямо сейчас; заметьте, появляются ли какие-нибудь признаки старой аллергической реакции. Обычно она пропадает совсем или значительно уменьшается.

После этого пусть он представит себе свой контакт с аллергеном в будущем. Это последняя проверка, и в НЛП она называется «присоединение к будущему». При этом человек мысленно проигрывает новую реакцию в воображаемой будущей ситуации. Внимательно следите за любыми проявлениями старой аллергической реакции.

Фактически вы предоставляете человеку возможность оказывать влияние на свою иммунную систему посредством мыслей, а вы своими словами

воздействуете на его мысли. В словах скрывается огромная сила, они придают форму нашему мышлению о здоровье.

Все, что позволяет улучшить качество расслабления в реакции капитуляции, будет оказывать терапевтический эффект при аллергии. Так, дыхательные упражнения с помощью тренажера Фролова позволяют, используя другой тип дыхания, получить высокий уровень релаксации. Поэтому среди первых эффектов этих упражнений отмечается снижение напряженности и нормализация сна. В последующем при регулярных занятиях исчезают напряженность и беспричинная тревога.






Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23

Тэги: