Эпилепсия

Эпилепсия - это хроническое заболевание, основным признаком которого являются приступы измененного состояния сознания (потеря сознания или сумеречное состояние), причем это могут быть как кратковременные приступы, так и достаточно длительные. Вторым, но не обязательным, признаком заболевания, являются судорожные припадки.

Любой симптом имеет свой позитивный смысл. Смысл изменения сознания (капитуляция) и судорог (экспансия) заключается в том, что они являются клапанами, через которые сбрасывается напряжение - избыток энергии. В ходе опытов на животных физиологи установили, что все животные могут реагировать на определенные воздействия так же, как и больные эпилепсией. В мозгу у них был найден один центр, раздражение которого вызывало приступ эпилепсии, и другой центр, который этот приступ прекращал. Значит, это эволюционно закрепившийся механизм для сброса энергии. Если считать измененное состояние сознания и судороги признаками эпилепсии, то все люди- эпилептики, так как сон - измененное состояние сознания, а судорожные подергивания разных групп мышц - самое обычное явление.

Симптом только тогда становится признаком заболевания, когда он проявляется не так, как это бывает в обычной обстановке, т.е. не адекватно ситуации. В этом случае симптом - часть языка, которым «Тело» сообщает нам о том, что происходит в «Ты».

Что же происходит в «Ты» больного эпилепсией?

Напряжения, возникающие в фазе накопления, разность потенциалов между реальным состоянием и желаемым, «незавершенный гештальт» требуют сообщить об этом окружающим. Пациент возвращается к архаическому языку регрессии. Когда-то в детстве это был способ привлечения к себе внимания родных, и теперь при невыносимом напряжении неудовлетворенных желаний пациент прибегает к этому же языку. Из фазы накопления совершается сброс в фазу капитуляции (обязательно) и в фазу демонстрации (не всегда) (рис. 40).

Рис.40. Эпилепсия

Доктор Гуцов, руководитель Центра по лечению эпилепсии в Германии, сообщил автору, что в штате его учреждения на одного врача-невропатолога приходится четыре медицинских психолога. Роль, правда, он им отводит ограниченную. Поскольку у больных эпилепсией любой раздражитель может являться пусковым моментом для приступа, психологи учат больных распознавать эти моменты (звук, запах, образ) и осознавать их роль. Фактически они учат больных изменить свое отношение к этим неспецифическим факторам, вызывающим приступ. Полагаем, что высокая эффективность лечения в этом учреждении связана не только с высококвалифицированной медикаментозной терапией, но и с работой психологов, которые в ходе поддерживающей терапии учат пациентов другим, адекватным ситуации способам сброса накопившейся энергии.

Клинический пример. Больной Т., 28 лет, массажист по профессии, болеет с детства тяжелой формой эпилепсии (по несколько продолжительных приступов и днем, и ночью), получает поддерживающую противосудорожную и нейролептическую терапию, не работает - инвалид 2-й группы. Пациенту было предложено при первых признаках приближения приступа изменять состояние сознания самому - входить в автотрансовое состояние путем медитации. Кроме того, при приближении ночных судорог, а они протекали наиболее тяжело, искусственно вызывать судорожное состояние, до предела напрягая те мышцы, которые у него сильно болят после приступа. Пациент с энтузиазмом принял предложение. Состояние несколько улучшилось, частота приступов снизилась, однако дальнейшая трудность состояла в том, что пациент не мог точно определить признаки предстоящего приступа. При анализе его медитативных видений удалось установить импринт- образ, вызывавший начало приступа. Это была вспышка яркого света за приоткрытой дверью. По всей видимости, в раннем детстве его испугала вспышка молнии, на которую он отреагировал судорогой, что вызвало повышенное внимание родителей к нему. И теперь, стоит ему ощутить напряжение (а по психотипу он - человек с повышенным чувством справедливости, видимо, переживший травму несправедливости и «надевший» маску «ригидного»), как в «Его Ты» вспыхивает молния.

Закрепившийся стереотип архаического ответа на возникшую напряженность вызывает приступ. Теперь, увидев молнию во сне или ощутив подобный образ наяву, он начинал профилактическую реакцию искусственного сброса. Осознание механизмов возникновения приступов привело к тому, что он стал сознательно искать способы разрядки: приступил к работе, вначале неполный рабочий день, затем - полный, а в конце концов стал работать и по совместительству. Интересно заметить, что в последнее время приступы бывают у него только в выходные дни. По-видимому, отсутствие в эти дни привычных каналов сброса заставляет использовать архаический канал. Чтобы окончательно, как говорил Людвиг Бисвангер, «провентилировать его личность», нужно, чтобы он снял маску «ригидного», а для этого он должен научиться прощать.






Страницы: 1 | 2 | 3

Тэги: ,