Бронхиальная астма

Это широко распространенное заболевание системы дыхания, которое характеризуется приступами удушья, сопровождающимися затруднением выдоха вследствие спазмов мелких бронхов и бронхиол.

Общепринятой является точка зрения, что заболевание это - полиэтиологическое, чаще всего разделяют две его формы: аллергическую и инфекционную, иногда речь идет о смешанной - инфекционно-аллергической. Патогенетической основой аллергической формы является извращенная и усиленная реакция иммунитета, а инфекционной - ослабленные механизмы иммунитета. В случае смешанной формы - оба эти механизма сочетаются.

Факторы, провоцирующие приступы, также многочисленны: это и вдыхание аллергена, и кашель при инфекционном заболевании, и резкое изменение температуры вдыхаемого воздуха, и резкий звук или запах, и внезапная эмоция (прежде всего страх).

Если большое число стимулов вызывает одну и ту же реакцию, в ее основе должна лежать предрасположенность к включению именно этого механизма реагирования. Большинство авторов находят эту предрасположенность в наследственности. Не отвергая эту точку зрения, так как она подтверждена многочисленными статистическими исследованиями, мы хотим разобраться в терминологии. Что же авторы подразумевают под термином «наследственность»? Несомненно, переданное по наследству от родителей. Однако, мало вероятно, чтобы здесь шла речь о генетическом дефекте (по крайней мере, о таком дефекте генетики не знают), ничего не известно и о заболеваниях внутриутробного периода, которые могут привести к бронхиальной астме. Возможно, речь идет о наследственной модели воспитания.

Альберт Бандура убедительно показал роль моделей для подражания. Он обнаружил, что поведение ребенка формируется в значительной степени под воздействием наблюдаемых им моделей поведения взрослых, прежде всего родителей. Этим способом наследуется родительская модель поведения, а затем и родительский стереотип неосознанных убеждений - убеждений в том, как поступать хорошо и правильно, и как - плохо. Так, в одной семье принято решительное, уверенное, агрессивное отношение к препятствиям (проблемам), а в другой - отношение осторожное, пассивное, сдержанное. Вслед за убеждениями идут стереотипные эмоции и мысли, которые и

могут лежать в основе стереотипной реакции тела, в данном случае реакции в виде приступа удушья.

Справка: Бандура Альберт (1925-1988) - американский психолог, автор теории социального научения. Начав с методологии «стимул-реакция», он пришел к выводу, что для человеческого поведения данная модель не вполне применима, и предложил свою, которая лучше объясняет наблюдаемое поведение. На основании многочисленных исследований дал новую формулировку инструментального обусловливания, отведя в нем центральное место научению путем наблюдения за образцом. При этом подкрепление рассматривалось им не как единственная побуждающая сила научения, а лишь как способствующий фактор. Главной же причиной научения человека является наблюдение за образцами поведения других людей и за последствиями этого поведения: та или иная форма поведения становится мотивирующей в силу предвосхищения последствий данных действий. К числу таких последствий может относиться не только подкрепление со стороны других людей, но и самоподкрепление, обусловленное оценкой соблюдения внутренне обязательных стандартов поведения (стандарты самоподкрепления, которые демонстрируют другие люди). Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях, когда ошибки могут приводить к слишком значимым или даже фатальным последствиям.

Гипотеза: В основе бронхиальной астмы лежит стереотипная, не адекватная препятствию, наследуемая вследствие воспитания реакция на многочисленные стимулы физической, моральной и социальной сред.

Рассмотрим состояние кровообращения в малом круге. В норме давление в нем 21/9 ртутного столба (меньше, чем в большом круге, сопротивление). При гипертонии малого круга следствием увеличения давления является пропотевание плазмы крови из капилляров на поверхность альвеол. Это уменьшает поступление кислорода и выведение углекислого газа. Нарушение соответствия между мощностью кровотока и его оксигенацией приводит к раздражению рецепторов повышенным содержанием углекислого газа. Как следствие этого - увеличение глубины и частоты дыхания, в свою очередь продолжающее повышать давление в малом круге - выход плазмы продолжает усиливаться (М.Я.Жолондз).

Методы с задержкой дыхания, его урежением и уменьшением интенсивности вдоха, в частности метод Бутейко, препятствиями на вдохе и выдохе (метод Филатова) приводят к снижению давления в малом круге кровообращения, а значит, и к уменьшению процесса пропотевания плазмы, что положительно влияет на состояние пациента - приступ снимается.

Кроме того, возможен другой механизм положительного воздействия этих методов: дозированная гипоксия ведет к развитию капиллярного кровообращения. Можно полагать, что это в небольшой степени возможно в

состоянии тревоги, активизация процесса образования коллатералей происходит в состоянии спокойствия, а вот состояние страха (при капитуляция) этот процесс блокирует. Он возобновляется только при расслаблении.

Итак, предположительно, наследуемым механизмом поведения будущих больных бронхиальной астмой является такой, при котором на различные стимулы окружающей среды следует реакция в виде повышения давления в малом круге кровообращения. Реализация каких рефлексов приводит к такому повышению давления? Здесь возможны два варианта: 1) учащение и углубление дыхания; 2) асинхронное действие правого и левого сердца, при котором правое перекачивает больше крови, чем левое. Оба эти варианта адекватны при увеличении потребности в кислороде, накоплении и поставке энергии в виде кислорода, что осуществляется в ходе реакции смирения (усвоения). Как и в реакции накопления, этот процесс поставки энергии регулируется посредством усиления активности парасимпатики.

Если вслед за этим включается симпатическая система в целях преодоления препятствия, то левое сердце уравновешивает давление малого круга, активно включаясь в перекачку крови к органам. В нашей модели левое сердце выполняет преимущественно симпатическую работу, а правое - парасимпатическую.

В случае, когда оба или один из механизмов повышения давления в малом круге включены (парасимпатическая реакция на этапах накопления и смирения), а симпатическая, направленная на преодоление препятствия, -нет, давление в малом круге становится устойчиво повышенным. Теперь нужно только небольшое дополнительное стимулирующее воздействие (любой источник напряжения) - и приступ удушья начнется.

Для реакций накопления и смирения характерны эмоции тревоги и печали. Подавленной (нежелательной, по сформировавшейся системе убеждений) является реакция агрессии. В клинической практике отмечено, что именно подавленное чувство агрессии (в частности, сексуальное) характерно для больных бронхиальной астмой.

Становится понятным механизм формирования наследственного стереотипа убеждений. Ребенок наблюдает поведение родителей, видит их реакцию на препятствие (отсутствие агрессии) и повторяет (моделирует) его. Кроме того, такое поведение ребенка подкрепляется родителями положительно: его хвалят и награждают за послушание различными способами. Противоположное поведение ребенка (агрессивность, непослушание) всячески подавляется отрицательными подкреплениями: наказанием и пренебрежением. В ответ на это переживающий сильную эмоциональную реакцию ребенок непроизвольно включает учащенное дыхание со всеми вытекающи-

ми последствиями. В последующем с помощью механизмов «передвигания и сгущения» (термины из психоанализа) эти вегетативные реакции будут распространяться на большинство актуальных конфликтов.

Отсюда предложения по психотерапевтической профилактике бронхиальной астмы: искать возможности социально приемлемых форм проявления реакций экспансии (агрессии) ребенка.

Возвратимся к провоцирующим приступ факторам. При всем их многообразии они могут быть объединены одним механизмом - рефлексом. Это безусловный рефлекс ирритантных рецепторов, расположенных в дыхательных путях. Адекватная реакция этого рефлекса заключается в том, что раздражение этих рецепторов пылью, дымом, едкими газами приводит к усилению функции реснитчатого эпителия бронхов и кашлевому рефлексу для удаления частичек пыли и дыма вместе со слизью. Доказано, что эти рецепторы возбуждаются и внутренним фактором - гистамином, веществом, повышенное содержание которого наблюдается при всех аллергических реакциях. Итак, инфекции, инородные вещества, запахи, температура и аллергические реакции могут провоцировать приступ с помощью этого механизма.

Ну а как же страх? Широко известны анекдотические случаи, когда больной в гостинице, проснувшись из-за наступающего приступа, подбегает к окну, распахивает его, дышит свежим и прохладным воздухом и приступ проходит. Утром оказывается, что он открывал в незнакомой комнате не окно, а створки шкафа. Подобные случаи свидетельствуют о том, что в развитии приступа, а возможно, и в его провоцировании эмоция страха играет немалую роль. Следовательно, в приступе принимает участие и третья реакция -реакция капитуляции.

Итак, недостатка 8 кислороде больной бронхиальной астмой не испытывает ни в межприступном периоде, ни на пике приступа. Этот недостаток проявляется только при длительном некупирующемся приступе (бронхиальный статус) из-за развивающихся осложнений, самым грозным из которых является отек легких. Это осложнение развивается из-за резкого повышения давления в капиллярах малого круга и массивного проникновения плазмы крови и ее форменных элементов в полость альвеол.

Основанием для приступа является наследственно приобретенное (воспитанное) предпочтение реакций накопления и смирения (эмоций тревоги и печали). Провоцирующим фактором может быть любой, который вызывает рефлекс с ирритантных рецепторов. Следи них по частоте выделяются такие факторы, как аллергическая реакция, инфекции и, возможно, избыточное присутствие в бронхах слизи из-за повышенного образования ее из пропотевшей в альвеолы плазмы крови.

На всякое затруднение дыхания возможно возникновение 3-й стереотипной реакции - страха. Ответ на страх - усиление вдоха, повышение давление в малом круге, усиление секреции и защитное спазмирование бронхиальной мускулатуры: кислород не нужен, а больной продолжает жадно захватывать (накопление) и усваивать (смирение) кислород воздуха. Больной расширяется, раздувается вместо того, чтобы выделять излишек воздуха. Предполагается, что мешают этому не спазмированные бронхи, а страх и тревога. Чем же тогда объяснить положительный результат от применения бронхолитиков? Дело в том, что, согласно гипотезе чередования реакций, для разрешения приступа необходимо прийти к реакции экспансии. Это реакция расхода энергии, регулируемая активностью симпатической системы. Практически все средства, направленные на купирование приступа, - это средства, усиливающие активность симпатической системы. Сюда относятся и катехоламины (в частности, адреналин), и глюкокортикоиды. Именно последние, вместе с ускорением перехода на последующие реакции на препятствия, подавляют извращенный и усиленный иммунный ответ - аллергию.

Психотерапевтическая модель коррекции состояния больного при бронхиальной астме (а лучше сказать - при повышении давления в малом круге кровообращения) базируется на коррекции деструктивной модели чередования реакций у таких больных. Все начинается с тревоги (реакция накопления). Затем включается реакция смирения (усвоения) с характерной для нее печалью. И наконец присоединяется реакция капитуляции с ее страхом. В этом треугольнике (вместо пентаграммы) происходит смена реакций как в подсознании, так и в теле.

Пациент тревожится о будущем, печалится о прошлом и боится настоящего. Гнев и агрессия подавлены (рис. 33).

Задача состоит том, чтобы выявить источник агрессии, увидеть цель, к которой неосознанно стремится пациент. Это сформирует реакцию концентрации, а затем - показать конструктивные механизмы реализации цели как желаемого состояния. Такими конструктивами может быть только проявления реакций экспансии и капитуляции (отдых при расслаблении). По выражению Людвига Бисвангера, мы должны помочь человеку стать «вентилируемым». Создать «каналы вентиляции» можно как с помощью реакции экспансии, позволяющей человеку сбросить агрессию, так и с помощью реакции капитуляции, дающей возможность расслабиться - и направить энергию на освоение внутренних пространств (личностный рост).

Реализация этой задачи возможна с помощью разных техник. Рациональная эмотивная терапия Альберта Эллиса имеет дело с такими группами иррациональных установок в мыслительной сфере:

1. Универсальные установки долженствования, например: «Мир должен быть справедливым!»

2. Катастрофические установки: «Ужасно, когда тебя не любят!»

3. Установка обязательной реализации своих потребностей: «Я обязательно должен быть на высоте!..»

4. Оценочная установка, при которой оценивается личность человека в целом, а не отдельные его черты, качества, поступки.

Первые две из приведенных выше групп иррациональных установок характерны для убеждений почти всех больных бронхиальной астмой. Именно эти, приобретенные в ходе воспитания установки-убеждения заставляют человека поступать так, как требует его идеал (Cynep-Эго), а не так, как требуют его потребности.

У здорового человека установки имеют вероятностный характер, выражают скорее пожелания и предпочтения особого рода событий.

Инсайт 1-й (по Эллису) - осознать связь иррационального мышления с событиями раннего детства (воспитания). С нашей точки зрения, наиболее удачной эта работа будет в том случае, если нам удастся найти ведущий им-принт- отпечаток образа в подсознании пациента. Этот образ нам неоднократно удавалось найти во время целенаправленного погружения пациента в трансовое состояния в сочетании с регрессией в раннее детство. Это были такие имлринты: образ злобной колдуньи, которая при тщательном рассмотрении оказывалась матерью пациента, вспышка молнии за приоткрытой дверью, муха в паутине, пахнущая медом. В других случаях импринт удавалось обнаружить при анализе программных снов, обычно это были разного рода чудовища и катастрофические события.

Инсайт 2-й - увидеть связь прошлых убеждений с эмоциональными проблемами настоящего.

Инсайт 3-й - осознание того, что только благодаря тяжелой работе и практики можно исправить иррациональные убеждения.

Первые этапы этой работы (рациональное объяснение появления иррациональных установок и поиск импринтов) проводятся на сеансах индивидуальной психотерапии. В дальнейшем эта работа может проводиться в режиме групповой психотерапии, а также самостоятельно, методом самопомощи. Суть сеансов заключается в погружении пациента в состояние транса (глубина транса значения не имеет) и в недирективной работе с ним по гармонизации реакций на препятствия, адекватно требуемой ситуации, а также правильного их чередования.

Можно разграничить три подхода: авторитарный, стандартизированный и кооперативный - основанный на сотрудничестве.

АВТОРИТАРНЫЙ ПОДХОД

Этот подход, собственно говоря, есть классический гипноз, который предполагает наличие некоей «могущественной» личности (гипнотизера), обладающей «особыми» психическими способностями, например «гипнотическим взглядом» или «сильной волей», и заставляющей другую личность (субъект) впадать в относительно пассивное состояние, в котором та «восприимчива к внушению» со стороны гипнотизера. Считается, что такое внушение оказывает сильное влияние на поведение субъектов, иногда заставляя их поступать наперекор своей сознательной воле или повседневным привычкам. Может быть, самый огорчительный вывод, который из этого делается, состоит в том, что гипнотизер получает власть над субъектом. Это в высшей степени ошибочное мнение сильно мешает многим пациентам в полной мере участвовать в терапевтическом процессе.

Месмер, Бернгейм, Шарко и Фрейд использовали гипноз как асимметричное взаимодействие, в ходе которого гипнотизер, обычно харизматический мужчина, подчиняет своей власти пассивного субъекта, обычно женщину. Сосредоточивая внимание на власти гипнотизера, авторитарный подход не учитывает уникальности любого субъекта - его знаний, убеждений, способностей, а также не признает за пациентом возможности решать, какое участие он примет (и примет ли вообще) в психотерапевтическом процессе.

СТАНДАРТИЗОВАННЫЙ ПОДХОД

Не приписывая основной роли власти гипнотизера, эта точка зрения выдвигает на первый план субъекта как главный объект изучения, считая обычно степень восприимчивости к гипнозу присущим ему постоянным свойством. В силу этого гипнотизер может пользоваться стандартизованным набором воздействий, который остается неизменным для различных субъектов. Другими словами, субъект либо поддается гипнозу, либо нет, а от поведения гипнотизера в действительности мало что зависит.

КООПЕРАТИВНЫЙ ПОДХОД, ОСНОВАННЫЙ НА СОТРУДНИЧЕСТВЕ Многие современные психотерапевты считают, что восприимчивость к трансу (мы намеренно с этого момента вместо слова «гипноз» будем употреблять слово «транс») отражает взаимодействие между мотивациями и интересами пациента, с одной стороны, и гибкостью и отзывчивостью терапевта, с другой. Основной вклад в такой клинический подход к трансу внес доктор медицины Милтон Г. Эриксон. Подход Эриксона заключается прежде всего в сотрудничестве и выдвигает на первый план взаимопроникающую триаду единиц, вовлеченных в гипнотический взаимообмен: терапевт, пациент и

взаимоотношения между ними. Такой подход подчеркивает, что транс всегда проявляется в контексте взаимоотношений, в котором ни терапевт, ни пациент не могут рассматриваться отдельно друг от друга. Стереотипы самопроявления субъекта рассматриваются как основа возникновения терапевтического транса. Это требует не стандартизованных, а адаптивных команд: терапевт сначала следует за текущим поведением пациента, а затем начинает его вести. При этом путь к трансу всегда уникален, основан на уникальных самопроявлениях как терапевта, так и пациента. Другими словами, транс возникает из межличностного взаимодействия на уровне ощущений, когда терапевт подстраивается к пациенту, тем самым позволяя обеим сторонам становиться все более восприимчивыми друг к другу. Мягкий, недирективный, метафорический метод эриксоновских интервенций является мощным инструментом системы психотерапевтической коррекции.

Необходимо подчеркнуть, что никакими формами управления психикой пациента, т.е. прямыми директивами, мы не пользуемся. Это касается как рациональной работы, так и работы в трансе. Для ввода в транс мы используем преимущественно метод рассредоточения внимания. Трансовые тексты построены в основном на чередовании разных характеристик первоэлементов У Син.

Приведем пример такого текста:

Большой круг Планеты

Из тумана и блесна, тишины и гула, вихрей сгустившихся вибраций в затерявшейся дали неизмеримой Вселенной родилась Планета. Такой себе плохо оформленный шарик материи. С огромной скоростью летела Планета в пространстве, медленно проплывая в тени огромных светил. Спала наша Планета глубоким сном, и даже сны не приходили к ней, ведь сны - это калейдоскопы из событий прошлого, а прошлого у Планеты еще не было. Долго летела она в пространстве, не ощущая течения времени.

И вот однажды, миновав маленькую изумрудную звезду. Планета что-то почувствовала (нам трудно понять чувства планет, но говорят, что они похожи на чувства людей). Она была рассержена - кто-то нарушил ее покой, он теребил ее и гладил, грубо мял и ласково целовал. Это был залетевший с изумрудной звезды ветер - ветер перемен. Он играл с Планетой, как шаловливый щенок огромной силы, и ненароком уронил на Планету крохотный сверкающий изумрудик. Планета почувствовала, что изумрудик проник в нее и начал расти. Вверх росла гордая зеленая крона огромного

дерево, о вниз, разрывая внутренности Планеты, его могучие узловатые корни. Г нее и ярость охватили Планету. И затряслась она первый раз в своей жизни могучим планетотрясением. И рухнуло дерево, а Планета вздохнула с облегчением и поняло, что могучее дерево подняло часть ее недр на поверхность, а ей оставило в подарок замечательный способ создания новых вибраций, очистки недр и внутренней защиты.

А Планета летела дальше, и у громадной красной звезды ее коснулся небесный огонь. Вспыхнули остатки дерева кроваво-красным пламенем, и затрепетала от мстительной радости Планета - по заслугам получило дерево - ее мучитель. Огромный, все сжигающий костер пылал на Планете, и страшный жар опалил ее. К счастью, дерево вскоре сгорело дотла без остатка. Успокаивалась, остывала Планета, а затихший огонь оставил ей в подарок умение радоваться и мыслить, понимать, что хорошо и что плохо, различать добро и зло.

На месте сгоревшего дерева, там, где пылал костер, остался пепел. Смешавшись с пылью и песком Планеты, создал пепел первую на этой Планете охрянно-желтую землю - почву, которая была для чего-то предназначена, а для чего. Планета не знала. И охватила ее тревога: нужно было с этой землей что-то делать, а она не могла решиться на серьезные перемены. Только после того, как пролетавшая мимо комета уделила ей часть влаги из своего пышного хвоста, Планета успокоилась и поняла, что получила и от земли подарок - еще один способ изменений путем извлечения вибраций из окружающего мира.

А Планета летела дальше и, пролетая вблизи таинственной туманности, вдруг ощутила смутную тоску. Это была тоска по предстоящей утрате чего-то еще не рожденного. А земля в это время вынашивала в своей глубине что-то блестящее, твердое и сухое, то, что могло резать, как нож, и сшивать, как игла, греметь, как литавры, или пахать, как плуг, сверкать, как зеркало, или рубить, как топор. Это был металл. Он принес Планете способ копить энергию вибраций и способность использовать их в нужный момент.

Летела Планета и обжигал ее холод черного Космоса, и темнел блестящий металл, а темнея, растекался жидкостью по Планете, пока полностью не покрыл ее толстым слоем воды, бездонно-черной в своей глубине и невыносимо холодной. Сжалась под водой от ужаса Планета - неужели никогда она не увидит из-под толщи воды звездное небо, не увидит Солнце, к которому она, может быть, когда-нибудь прибьется. Планета забыла, что дерево, падая, усыпало всю ее крошечными изумрудиками, и они, напоенные водой, проклюнулись зелеными ростками деревьев. Бурно развиваясь, они

быстро высосали - выпили всю воду. Ушла вода, подарив Планете не только способ хранить энергию, но и темную, глубокую, таинственную способность создавать новую жизнь. И начался цикл второй.

Цикл второй - «Утончение» - начался во время перемен, когда светлые силы Ян пошли на убыль, но темные глубины Инь еще не подошли. Это было в разгар лета, когда царила Земля. Снова далеким набатом загудела Тревога, стало появляться понимание, что предстоит сделать что-то очень важное, но вот что - Планета еще не знала. Медленно-медленно, путем долгих размышлений созревало решение, оно не было чем-то определенным - это просто была готовность встретить все, что может уготовить Планете судьба, и с этой готовностью пришло Спокойствие.

Перемены продолжались, накатывались волны Инь, и с ними вернулась Тоска - сожаление, ведь очень жалко было расставаться со всем, приобретенным в таких муках и за столь долгие годы. И пришло понимание неизбежности потерь - ведь изменение невозможно только путем приобретений, что-то должно уходить, раз что-то приходит, да и уходит это не куда-то, а все в тот же бесконечный океан Вселенной, частью которого является Планета. И на смену великой Тоске пришло Принятие - чувство растворения в этом величайшем из океанов.

Накатились самые темные силы Инь, и с ними возвратился Страх. И все же это был не тот животный Ужас, что в прошлом цикле, это был охранительный Страх - беспокойство за все то, что рождалось в темных глубинах Планеты. Она чувствовала, что это что-то - бесконечно дорогое и неведомое ей ранее чувство - Любовь - охватывало ее все с большей силой. И пришла Вера, давшая ей возможность расслабиться.

Ушла Зима, и появился свет Ян. Забурлили ручьи, и с ними могучие силы Планеты хотели вырваться на поверхность с прежними Гневом и Яростью, но Планета была уже не та - пришла концентрация сил на самых простых, конкретных и таких нужных делах. На смену Гневу пришла Воля - великая сила свершений и Творчества, сила, возможная лишь в состоянии, противоположном концентрации внимания, - в Трансе.

Настало время расцвета Ян. Радость победы уступила место Восторгу жизни - ничего не нужно, нужно просто жить и радоваться жизни, а еще нужно благодарить. И тогда пришла великая Благодарность, чистыми слезами Благодарности омылась Планета и продолжила свой путь.

Эффективность подобного рода текстов значительно увеличивается, если их поместить в глубину многослойной метафоры. Например, ввод в мета-

фору происходит путем характеристики поведения двух человек, с одним из которых по ряду признаков пациент себя идентифицирует. Поведение этого человека носит деструктивный характер из-за иррациональных убеждений. Затем вводятся новые персонажи, например, родители. Идет рассказ о том, как эти иррациональные убеждения (высокоморальные и якобы «совершенно необходимые») у родителей формировались. После этого начинаем «вращать» круг пяти элементов. В простейшем варианте это может быть чередование цветов: желтый сменяет красный, затем приходит белый, ему на смену - черный, после этого - зеленый и наконец вновь - красный. Это может быть чередование времен года, стихий, эмоций и т.д.

Затем мы возвращаемся ко второй метафоре (родителям) и рассказываем о том, как изменение системы убеждений могло бы положительно повлиять на события их жизни. После этого мы вновь рассматриваем первую (вводную) метафору, показывая, как позитивно повлиял на ее героя отказ от иррациональных установок. Как правило, пациент не помнит истории, встроенной в глубину метафоры. Это и есть доказательство того, что она пошла на уровень подсознания.

Другим средством усиления эффективности работы в трансе является предварительное обсуждение проблем пациента с позиций логотерапии Виктора Франкла (терапии смыслом). Смысл страдания и болезни, жизни и смерти, любви и свободы - все эти категории обсуждаются при активном участии пациента (создается общий язык). Затем эти понятия используются во время работы в трансе. Разумеется, логотерапия требует достаточно высокого уровня интеллекта пациента.

Во время последних сеансов мы обучаем пациентов методам самотранса и целенаправленной медитации, призванной поддерживать устойчивое правильное чередование реакций на препятствие. Кроме того, здесь же мы обсуждаем религиозные вопросы, если пациент верующий, и вопросы личностного роста, если он атеист.

В систему убеждений человека в целях ее коррекции можно зайти и со стороны тела. Именно через тело работают специалисты по телесно-ориентированной психотерапии. В нашей модели механизм действия телесно-ориентированных методов представляется так: физическими и дыхательными упражнениями терапевт снимает мышечные блоки, тем самым снимая блоки в чередовании реакций. В случае бронхиальной астмы это блок между реакциями смирения и капитуляции, с одной стороны, и концентрации и экспансии, с другой.

Соответствие блоков эмоций и мышечных блоков, по нашим наблюдениям, выглядит следующим образом.

1. Заблокированная радость - мышцы тазового дна.

2. Заблокированная тревога - мышцы шеи и затылка (не показать, что внимание фиксируется на объекте).

3. Заблокированная печаль - диафрагма (не дает плакать).

4. Заблокированный страх - мышцы живота (живот вперед при псевдоагрессии).

5. Заблокированный гнев - верхняя часть спины и височные мышцы.

В случае бронхиальной астмы блоки более выражены в области живота (диафрагма и мышцы живота).

Поскольку бронхиальная астма - заболевание органов дыхания, необходимо рассмотреть механизмы позитивного воздействия дыхательных упражнений и возможную их связь с неосознаваемыми психоэмоциональными процессами. Особо следует остановиться на тренировках с помощью дыхательного тренажера Фролова. Нам представляется, что этот метод, кроме тех преимуществ, которые дают все методы с затруднением выдоха и которые приводят к понижению давления в малом круге, имеет ряд существенных преимуществ.

Реаниматологи давно применяют метод повышения оксигенации крови с помощью повышения парциального давления кислорода и удлинения экспозиции контакта крови с кислородом альвеолярного воздуха. Это достигается путем затруднения выдоха с помощью погружения в воду конца шланга патрубка выдыхаемого воздуха дыхательного аппарата и при контролируемом давлении в 2-3 мм водного столба.

В аппарате Фролова вдох и выдох осуществляются через слой воды примерно при том же давлении. Не возникает сомнения в том, что оксигена-ция вследствие этого ухудшается, что и является основой для критики метода. Вместе с тем, уменьшение количества не всегда есть ухудшение качества. Сохранение качества, в данном случае качества дыхания, может быть сохранено и даже улучшено за счет более экономного расходования кислорода. Это экономное расходование возможно за счет других способов ассимиляции и транспортировки кислорода. Ряд исследователей высказали предположения, что это может быть реакция свободно-радикального окисления ненасыщенных жирных кислот. Эта реакция связана не столько с потреблением кислорода (он необходим только для инициации реакции), сколько с переменой валентности железа гемоглобина с 2- на 3-валентную. Появляется лишний электрон, который и может быть носителем другого (первый -классический цикл Кребса) источника энергии. Возможен и третий путь -электромагнитное возбуждение, когда электрон переходит на более высокий энергетический уровень. По всей видимости, это эволюционно древние пути

получения энергии тканями организма, однако они существуют в законсервированном виде у человека и путем тренировок могут быть восстановлены. Это убедительно показывает практика йоги.

В последние годы появились экспериментальные подтверждения того теоретического положения, что природа ничего из своих достижений и находок не теряет, сохраняя их в том или ином виде. Так, заведующий кафедрой биофизики МГУ профессор Г.Ю.Резниченко показала, что стрессовые воздействия на колонии водорослей приводят к разблокированию у некоторых особей ранее существовавших полезных мутаций, что влечет за собой формирование новых типов реагирования на стрессы и выживание колонии.

Тренировки с помощью тренажера Фролова вызывают дозированную гипоксию, что снижает давление в легочном круге и, согласно принципу обратной связи, тревогу (именно тревога инициирует вдох в цикле дыхания). Занятия на тренажере тренируют процесс открытия коллатералей, а возможно, и образование новых. В ходе тренировок понижение оксигенации сопровождается некоторым наддувом легких, что, как в практике реаниматологов, улучшает процесс усвоения кислорода за счет удлинения времени экспозиции.

Возможно и то, что гипоксия тканей в сочетании с наддувом легких запускает другой тип реакции ассимиляции энергии кислорода и внешних излучений различного характера («законсервированные» полезные мутации). Полный переход на эти типы реакций, как к этому призывает Фролов, вряд ли возможны и необходимы. С философской точки зрения, более молодые механизмы жизнеобеспечения появляются именно потому, что старые не соответствуют новым условиям. С практической точки зрения, можно отметить, что йоги, переходя на другой тип дыхания, ведут энергетически очень экономный образ жизни. Отсюда вывод: эти тренировки нужны для того, чтобы получить их побочные эффекты, о которых говорилось выше, а вовсе не для того, чтобы жить с помощью затрудненного выдоха в условиях.повышенного энергетического расхода. Спортсмен, тренируя какие-то качества, в обычной жизни их не использует. Цель (например, стать сильным) следует отличать от средства (поднятие тяжестей). Смешно бы выглядел человек, непрерывно таскающий с собой штангу (хотя известны и такие примеры - юродивые с пудовыми веригами, но в данном случае речь идет о другой плоскости жизни).

Таким образом, для тренировки внешнего дыхания необходимы дыхательные упражнения с полным вдохом и обязательным максимальным участием диафрагмы, а для тренировки тканевого дыхания - дыхательные упражнения с затрудненным вдохом и выдохом (гипоксия и наддув). Обычному

полному дыхательному циклу соответствует стандартный набор эмоций: тревога заставляет сделать вдох, печаль - принять (усвоить) кислород, страх -остановить дыхание (сделать паузу после вдоха), гнев - выдохнуть и радость - задержать дыхание после выдоха. Вспомним рекомендацию Остапа Бендера: «Дышите глубже - вы взволнованы!», т.е. «Пройдите весь дыхательный цикл!»

В случае дозированного затрудненного выдоха на место тревоги приходит спокойствие («я ни о чем не беспокоюсь и не спешу хватать не нужный мне сейчас кислород!»). На место печали (присвоения) приходит принятие, чувство растворения в Универсуме. На место страху приходит расслабление. При переходе на более высокий виток спирали пяти элементов страх капитуляции трансформируется в любовь самоотдачи. После паралича наступает расслабление, на место страха за себя (эгоизма) приходит беспокойство за других (семью, род, человечество) - альтруистические реакции. Страху здесь не может быть места, страх не даст возможности продления рода, так как страх не позволит расшириться сосудам пениса и эрекция не произойдет. Выдох в данном случае соответствует не гневу, а воле, т.е. воле к осуществлению свободного выбора во всем, даже в способе дыхания, появляется возможность творчества, создания нового, требующая трансово-го подхода (рис. 34).

И наконец, завершение цикла - это уже не радость экспансии, а чувство благодарности, благодарности за жизнь вообще и за все способы ее проявления, в частности.

Особенности психотерапии бронхиальной астмы

в детском возрасте

Бронхиальная астма часто встречается у детей. Особенности ее психотерапевтического лечения связаны с двумя факторами:

1. Рациональная работа с детьми практически невозможна из-за отсутствия у большинства из них достаточного жизненного опыта. Чем меньше возраст ребенка, тем более фантастичен мир его представлений и тем легче повлиять на этот мир с помощью метафоры - сказки.

2. Больной ребенок очень часто является симптомом неблагополучия в семье. Поэтому эффективная работа и стабильный результат терапии зависят от того, являются ли родители союзниками терапевта, согласны ли они работать как над собой, так и с ребенком.

Убедительным доказательством этого положения является приведенное ниже клиническое наблюдение.

Рис.34. Бронхиальная астма

Больная Наташа Е. 10 лет со следующим диагнозом: бронхиальная астма (смешанная форма); хронический трахеобронхит; поступила под наблюдение с частыми приступами удушья, которые купировались ингаляционными бронхолитиками. Девочка с избыточным весом, не по годам развита. В школу не ходит из-за частых простуд (неоднократно переносила пневмонию). Отец, врач по профессии, ушел из семьи до рождения ребенка, мать - врач, много внимания уделяющая своей деятельности и научной карьере. Девочкой занимается бабушка, педагог по профессии.

Во время первых же встреч удалось выявить импринт: мохнатое, похожее на медведя, чудовище. В любой тревожной ситуации девочке казалось, что вот сейчас покажется это чудовище, что и провоцировало приступ удушья. Для девочки была придумана метафора - сказка.

Ушапья

В семье молодой сильной львицы и красавца павлина родилась маленькая девочка-леопардик. Сильная и умная мама-львица дала при рождении своей дочке способность хорошо учиться, а папа-павлин подарил ей богатое воображение - она легко могла представить себе все что угодно: люди, звери и птицы были в ее мыслях, как живые. Уютное логово, в котором жила семья, было расположено в лесу возле ручья, и когда пришло время дать леопарден-ку имя, ветер в лесу протянул - У-У-У, листва деревьев зашептала - Ш-а-а-а, о ручеек весело ответил им - Лья-Лья-Лья.

Так и назвали дочку У-ша-лья.

Хорошо жилось девочке-леопарду. Бабушка-наседка читала ей сказки, водила но прогулки в парк, где девочка любовалась цветами и травами, или в зоопарк, где ей особенно понравились львица и павлин, краски на хвосте у которого менялись по его желанию.

И вот однажды, когда бабушка ушла в магазин, а мама-львица - на охоту, к ним в логово залез медведь. Ушалья сильно испугалась и затаилась в уголке, не дыша, и медведь ее не заметил. С этого момента она решила, что от любой опасности можно спастись, стоит только затаиться, чтобы тебя никто не заметил.

Ушалья жила себе спокойно, научилась сама читать, с удовольствием смотрела по телевизору кинофильмы - и не только детские «мультики», но и серьезные, взрослые фильмы. Ее богатое воображение открывало ей дорогу в собственные фильмы-мечты, и она жила в них и игралась, как в настоящей жизни. Да она и не отличала выдуманную жизнь от настоящей.

Кок-то в одной из придуманных сказок она увидела существо, похожее на посетившего их логово медведя. Ушалье стало страшно, она притаилась в своем логове-кроватке и заболела - у нее поднялась температура. Как перепугалась, как раскудахталась наседка, срочно вызвала львицу, вместе они разыскали мудрого Филина - «Лечи нашу девочку!»

Чем больше они суетились вокруг Ушальи, чем испуганнее казались, тем страшнее ей становилось. Страшное существо, похожее на медведя, чаще приходило в ее придуманную жизнь, и она все сильнее болела. Мудрый Филин нашел для нее очень сильное лекарство, и ей стало полегче, только временами было трудно дышать.

Решила мама-львица отправить Ушалью с бабушкой-наседкой в светлый лес, рядом с которым были луг, озеро и речка. На лугу цвели цветы, звонко пели птицы, а в озере отражались медленно плывущие облака. Во время одной из прогулок, когда бабушка-наседка зазевалась, Ушалья подошла к самому высокому обрыву у реки, посмотрела вниз, а там водоворот. И представилось ей, что там, в водовороте, переливаясь красками, купается павлин. Очень захотелось ей прыгнуть вниз, к павлину, ведь она уже хорошо умела плавать. И вдруг!

Перед ее глазами встало Страшилище: большое-большое, лохматое, черное, очень толстое, с огромными глазами, и скомандовало: «Назад!» Это было Страшилище из ее придуманного мира, и девочка-леопард сильно испугалась. И она побежала к бабушке, рассказала ей все и успокоилась.

Думая о случившемся, Ушалья решила, что эта встреча не случайная -Страшилище так просто ее в покое не оставит. И она со страхом ожидала новой встречи.

Вскоре Ушалья снова повстречала в лесу Страшилище, когда ей очень захотелось спрятаться одной в гуще леса, затеряться, затаиться ото всех.

Снова появилось большое, лохматое чудовище, взглянуло на нее огромными глазами и сказало: «Нельзя!» Но в этот раз Ушалья заметила, что глаза у Страшилища хоть и большущие, но не очень злые, а когда подошла, обмирая от страха, к нему поближе, то увидела, что они вовсе и не злые, а добрые.

Очень удивилась она: «Как это - Страшилище и вдруг - доброе?» Повстречался ей на дороге Ворон и объяснил, что это Страшилище - ее добрый и умный Друг-Страх, который охраняет ее и не позволяет всякой опасности угрожать ей. Ворон посоветовал Ушалье подружиться со Страшилищем и попробовать его погладить - оно, должно быть, очень приятное на ощупь и пахнет лимоном. И еще Ворон сказал, что нужно познакомить с ним

маму и бабушку, и вообще, нужно пускать их в свой придуманный мир и играться там вместе с ними, как в настоящем.

При следующей встрече со Страшилищем Ушалья решила поговорить с ним, и оказалось, что с ним очень интересно разговаривать и играться. Это Страшилище знало очень много игр и умело предупредить ее о возможных опасностях.

Много было приключений у девочки-леопарда Ушальи, но об этом - в другой сказке.

Фактически в этой сказке был переписан импринт: чудовище осталось, но отношение к нему резко изменилось. Для закрепления эффекта ребенку связали игрушку - Страшилище с огромными глазами, надушенное маслом лимона. Вечерами девочка брала эту игрушку с собой в постель.

Больших трудов стоило уговорить бабушку прекратить интенсивную терапию простудных заболеваний и дать возможность организму запустить совершенно подавленные механизмы иммунитета.

Во время бесед с матерью ей пояснили причину заболевания: отец редко появлялся 8 доме и все внимание девочки было сосредоточено на матери, которая уделяла ей крайне мало внимания. Этот дефицит любви и частые разговоры в доме о смерти пациентов (мать много оперировала и, конечно же, такие исходы случались) сформировали устойчивый тревожно-мнительный фон, который усиливался панической реакцией бабушки на обычные аденовирусные инфекции.

Мать стала проводить с девочкой больше времени, на ее бронхит перестали реагировать, приступы вначале стали реже, а затем и вовсе прекратились. Девочка пошла в школу, догнала учебную программу, очень хорошо училась, практически не болела. Настораживало избыточное питание девочки при достаточной подвижности - это могло свидетельствовать о сохранившейся тревожной реакции.

Примерно через год мать вновь с головой ушла в роботу, девочке опять стало не хватать материнского внимания и первый же серьезный конфликт с одноклассниками закончился пневмонией. Как и прежде, на ее лечение были брошены все силы семьи, применялись мощнейшие антибиотики и после выздоровления от пневмонии возобновились приступы бронхиальной астмы.

Несмотря на имевшийся положительный опыт психотерапевтического лечения в прошлом, ни мама, ни бабушка повторить курс лечения не хотели. Они понимали, что меняться придется им - мама же не хотела менять свой образ жизни, а бабушка - убеждения.

Заканчивая данный раздел, мы хотим, чтобы у читателя не создалось впечатления, что автор категорически возражает против медикаментозного лечения. Оно часто является обязательным. И вместе с тем, при переходе к хроническим формам заболевания психотерапевтическая коррекция необходима, так как истинные причины хронизации болезни - неосознаваемые деструктивные убеждения, нарушающие нормальный ход чередования реакций на препятствие.

Приведенные выше психотерапевтические рекомендации для лечения как взрослых, так и детей, отражают наши предпочтения. Ни в коем случае не следует считать, что они подходят для всех. Психотерапия остается в большей степени искусством, чем наукой. А поэтому, как и в каждом искусстве, четких границ мастерства провести нельзя.






Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21

Тэги: ,